Удивительно умиротворяющее интервью аргентинского психиатра и психотерапевта Jorge Bucay (полностью по ссылке тут, русский язык). Тоже так хочу.

О любви

Любовь — это очень широкое поле. Я думаю, нужно говорить о любви в органическом смысле. Я точно не люблю каждого человека так, как люблю своих детей. Но это различие в количестве, а не в качестве. Качество одно и то же. Но с любовью все сильно зависит от определения. Я иногда говорю, что у каждого дурака есть определение любви, и я не хочу быть исключением. Я такой же дурак, как все. Определение, которое нравится мне больше всего, я взял у Джозефа Зинкера. Он говорил: «Любовь — это радость, которую я испытываю от того, что другой человек существует». Радость от самого факта существования другого человека. И в этом смысле я счастлив от того, что существуют мои пациенты. В этом смысле любовь между терапевтом и пациентом действительно существует.

О свободе

Люди думают, будто свобода — это делать, что хочется. Но свобода к этому отношения не имеет. Если бы все было устроено так, никто не был бы полностью свободным. Это не определение свободы, это определение всевластия. А свобода и всевластие — не одно и то же. Свобода — это способность выбирать в рамках возможностей, которые предоставляет реальность. В конечном итоге это способность решить: «да» или «нет». И эта свобода всегда несомненна. Ты всегда можешь сказать «да» — или «нет». Это верно для отдельных людей, пар, семей, городов, стран и для всей планеты. Всегда можно сказать «да» или «нет».

О жизни

Читать дальше


Перевод грустного и горького письма Рейчел Фокс, выпускницы Университета Уэсли (США). Оригинал с комментариями по ссылке.

Я давно мечтала пойти в науку, но сейчас, по прошествии всего нескольких недель после получения степени бакалавра по биологии, в престижном университете — я приняла решение оставить эту затею. Я отказываюсь от карьеры учёного, или, точнее, наука отказывается от меня, поскольку быть учёным и быть толстым одновременно невозможно, это всё равно что пытаться смешивать воду и масло.

Основная проблема учёных с лишним весом — это то, что как учёный, я вроде бы должна «лучше знать». Наука — это правила, законы и логика, которые работают даже в сложнейших системах. Большинство учёных является приверженцами теории о том, что потеря веса — это просто действие биохимической термодинамики: расход калорий vs приход калорий. Несмотря на десятки исследований, которые намекают, что всё немного сложнее (включая пресловутый доклад Тары Паркер-Поуп «Ловушка жира»), этот миф всё ещё является самым стойким из тех, с которыми я сталкивалась за время учёбы в сфере STEM (science, technology, engineering, mathematics — прим. Е.С.). За прошедшие 4 года я слышала всё, от тонких намёков до вопиющих заявлений о том, что любой человек, который «знает правду», но всё ещё имеет лишний вес — ленивый, глупый, прожорливый и безвольный.

Если вы думаете, что я преувеличиваю, посмотрите на прошлогодний твит специалиста по эволюционной психологии Жоффрея Миллера:

Уважаемые соискатели Ph.D. с лишним весом!
Если у вас не хватает силы воли перестать есть углеводы,
у вас не хватит её и для написания диссертации

Климат в научных кругах сейчас ужасающий. Исследователи первого звена должны постоянно убеждать потенциальных инвесторов в том, что их работа важнее, чем у других лабораторий. Студенты и ассистенты постоянно доказывают, что их данные гораздо круче, чем данные их коллег. Жизнь под таким давлением превращает учёных в злобных конкурентов, постоянно ищущих способы доказать своё первенство. Эта ментальность способствует оценочности и дискриминации, и всё это в целом ведёт тех, кто работает в сфере STEM, к лёгкому пути возмущения и издевательств над людьми, которые «слишком слабовольны, чтобы прекратить есть», «слишком апатичны, чтобы заниматься спортом», «слишком невежественны, чтобы открыть книгу о правильном питании». Толстые люди, символизирующие собой антитезис ко всему, чем гордятся современные учёные, становятся лёгкой мишенью для агрессии.

Меня не раз дискриминировали из-за моего веса. Несколько лет назад я проходила собеседование Читать дальше


Про детские конкурсы красоты

Недавно писала комментарий к статье про детские конкурсы красоты, пошла в гугл-картинки, посмотреть на фотографии девочек — чтобы понять, какие же у меня чувства от всего этого. В общем, когда я на эти фотографии смотрю… то первыми чувствами бывают гнев и возмущение. Ещё есть отчаяние, бессилие … большая жалость к детям, не имеющим выбора. То, как они улыбаются, двигаются, изо всех сил стараются быть самыми лучшими — для своих мам и пап — вызывает острый отклик внутри.

А у вас как? Кто-нибудь сам в детстве-юности участвовал в подобных конкурсах, или знаком с мамами маленьких конкурсанток? Как там вообще обстоят дела с их жизнями и отношениями потом? Может быть, я зря так переживаю. Ну и вообще, что думаете про эти конкурсы?

Текст комментария ниже

  • «Российская культура и менталитет – уникальны во многом. Одним из ярко выраженных отличий является тема женской внешности: ухоженность и сексуальная привлекательность возведены, фактически, в культ. Конечно, средняя женщина попадает под этот «асфальтовый каток» не сразу. Основные мучения, связанные с внешностью, приходятся на подростковый возраст: это естественным образом связано с половым созреванием. Что же касается более младших девочек, то они пока ещё не озабочены вопросами привлекательности и красоты. Им нужны любовь и внимание, не зависящие ни от чего: ни от внешности, ни от достижений, ни от поведения. Им также не нужны конкурсы красоты и титулы: такой детской потребности просто не существует. Существует желание быть хорошей дочкой и радовать родителей, которым почему-то очень важно, чтобы она была самой красивой. В этом, на мой взгляд, главный негативный итог для участниц – нарциссизм они в буквальном смысле впитывают с молоком матери, а ещё не понимают и не чувствуют собственных нужд, так как привычно берут их извне.
  • Ещё один мощный негативный импульс – это ненормально раннее сексуальное развитие, и физические параметры тела и лица, как основа самоидентификации. В этом случае постепенное уменьшение привлекательности — с возрастом, или в силу каких-то причин — становится «концом всего». А сексуализация тела, пластики и поведения в детском возрасте влечёт серьёзные последствия в жизни взрослой женщины. Не случайно именно в этой группе девочек частота психических расстройств типа анорексии и дисморфомании в 20 раз выше, чем в среднем.
  • Третий «канал вреда» – это пропуск важной части детства, естественных процессов, нужных для формирования любви к себе и внутренней гармонии. Хорошо, если выросшая девочка будет иметь возможность поправить всё это у психотерапевта – а если нет? Настолько ли важны победы и титул «Мисс», чтобы платить такую огромную цену?»
(Комментарий для журнала «Татарстан», март 2014 г.)

Основой сюжетной линии является борьба между двумя сторонами «Я», которая происходит в каждом из нас: внутреннее Чудовище и Я-хорошее.

Чудовище — опасно для окружающих, агрессивно, и не способно быть в отношениях вообще ни с кем, кроме родителей. Хорошая часть — привлекательная, тёплая, социально конформная, в раннем детстве вполне нейтрализует Чудовище. Но… не всё идет гладко: из-за того, что Чудовище пока не умеет управляться с собственными агрессивными импульсами, случается небольшое ранение Я-Хорошей. Родители идут к психотерапевту (Тролль?.. Нууу, допустим :), который залечивает травму, и даёт прекрасную интерпретацию произошедшего — ребёнку необходимо спокойствие, собственной агрессии не нужно бояться.

Родители толкуют это очень своеобразно, видимо, исходя из личного бэкграунда: плохая, негодная, опасная часть ребёнка должна быть изолирована, пока он не научится полному её подавлению. Ребёнку навешивается чувство вины за то Чудовище, которым он рождён, через это им управляют и продлевают изоляцию «плохой» части. Всё это продолжается годы… даже после смерти родителей интроект столь силён, что диссоциация сохраняется.

Долго ли, коротко ли, наступает совершеннолетие и день коронации. Читать дальше


In memory of Truffles the cat, I made a translation of famous poem «Cat’s Heaven» into English. For all people who had had an experience of saying the last goodbye to their cats.

Автор стихотворения — Екатерина Агафонова, ссылка на русский оригинал, например, вот. Если кто-то знаком с автором, пожалуйста, дайте мейл или дайте ей ссылку на этот пост, я не смогла найти её контакт, чтобы послать перевод. Спасибо.

I was running across a field
But my paws weren’t touching the grass.
Smells that enveloped me were so real
That I didn’t realize life had passed.

And the sky was a multi-eyed cat
That would guide me to safety and bliss,
And he told me: please understand that
Your old body is not what you’ll miss.

So the smells were of honey and mint
As the grass reached out to the sky.
I’ll become a much better ‘reprint’
Of myself, when I get my ninth try.

Being a kitten, I had no belief
In the fairytales that we were told,
But it’s true: there’s a place where we live,
“Old Cat’s Heaven” is what it is called.

Old Cat’s Heaven of comfort and grace
Has this welcoming, wide-open gate.
But I saw my poor dear Daddy’s face
So I’ll hurry to reincarnate.

For a while then I quietly wandered
Through this Heaven, feeling quite blue…
Someone’s hands picked me up, and I wondered
Why they smelled so familiar and true.

Can’t remember her face and her color,
But this woman caressed me and kissed me.
I was hiding my face in her collar
Then she took me to my brothers and sisters.

Our sun was a goldfish aglimmer
In a sky full of clouds, ever-moving,
We were humanly cats, we were swimmers
In a sea above our catly hoomins.

We had catfights to show off our prowess —
Just for kicks, though, no blood and aggression.
I, for one, showed the best purring powers.
Ask the girls, I made quite an impression!

All is purrfect and beautiful here,
And there’s never a windstorm or snow.
Once I bit Mr. Grey in his ear –
It had healed in a second, you know!

Mr. Grey here is tough: died in fight,
He’s a tabby, he could be my bro.
In his dreams he sees dogs every night,
Fights his barking and tail-wiggling foes.

In my dreams I run over a field
Where the miracle flowers grow
Maybe death can be somehow repealed?
Ah, but I am just a cat. I don’t know.

Редактор перевода — Maria Saltykova