От автора мануала “Как правильно критиковать“. Очередное давно нужное чтение (по ссылке остальные мануалы), в этот раз про отношения с детьми. Лонгрид, то есть многабуков.

Многие родители прекрасно понимают, что кричать на детей не надо, и ругают себя за крик – но в силу разных причин перестать не могут. Родителей жалко, детей жалко. Я сделала очень подробную инструкцию, которая научит вас, что делать, если вы действительно хотите перестать. В инструкции не будет указаний, как запугать и вымуштровать детей так, чтобы кричать на них уже не требовалось. Также не будет магических пассов «просто поймите, что…». А главное – не будет трагического перечисления последствий крика. Это всё равно не работает, лишь перегружает родителей чувством вины – но почему-то каждая статья начинается именно с этого.

В этом мануале – только конкретные шаги, схемы и самопомощь, только хардкор.

Перед тем, как начать читать, очень внимательно отнеситесь к двум пунктам:

krich18

Я знаю, вы тонете в океане вины и стыда каждый раз, когда снова не удалось сдержаться, и ещё между этими разами, и вообще почти всё время. Вы считаете себя плохим, несдержанным, истеричным родителем и с ужасом думаете о том, сколько лет ваш ребенок будет ходить к психотерапевту, когда вырастет.

Так вот.
Читать дальше


Недавно писала комментарий к статье про детские конкурсы красоты, пошла в гугл-картинки, посмотреть на фотографии девочек – чтобы понять, какие же у меня чувства от всего этого. В общем, когда я на эти фотографии смотрю… то первыми чувствами бывают гнев и возмущение. Ещё есть отчаяние, бессилие … большая жалость к детям, не имеющим выбора. То, как они улыбаются, двигаются, изо всех сил стараются быть самыми лучшими – для своих мам и пап – вызывает острый отклик внутри.

А у вас как? Кто-нибудь сам в детстве-юности участвовал в подобных конкурсах, или знаком с мамами маленьких конкурсанток? Как там вообще обстоят дела с их жизнями и отношениями потом? Может быть, я зря так переживаю. Ну и вообще, что думаете про эти конкурсы?

Текст комментария ниже

  • “Российская культура и менталитет – уникальны во многом. Одним из ярко выраженных отличий является тема женской внешности: ухоженность и сексуальная привлекательность возведены, фактически, в культ. Конечно, средняя женщина попадает под этот «асфальтовый каток» не сразу. Основные мучения, связанные с внешностью, приходятся на подростковый возраст: это естественным образом связано с половым созреванием. Что же касается более младших девочек, то они пока ещё не озабочены вопросами привлекательности и красоты. Им нужны любовь и внимание, не зависящие ни от чего: ни от внешности, ни от достижений, ни от поведения. Им также не нужны конкурсы красоты и титулы: такой детской потребности просто не существует. Существует желание быть хорошей дочкой и радовать родителей, которым почему-то очень важно, чтобы она была самой красивой. В этом, на мой взгляд, главный негативный итог для участниц – нарциссизм они в буквальном смысле впитывают с молоком матери, а ещё не понимают и не чувствуют собственных нужд, так как привычно берут их извне.
  • Ещё один мощный негативный импульс – это ненормально раннее сексуальное развитие, и физические параметры тела и лица, как основа самоидентификации. В этом случае постепенное уменьшение привлекательности – с возрастом, или в силу каких-то причин – становится “концом всего”. А сексуализация тела, пластики и поведения в детском возрасте влечёт серьёзные последствия в жизни взрослой женщины. Не случайно именно в этой группе девочек частота психических расстройств типа анорексии и дисморфомании в 20 раз выше, чем в среднем.
  • Третий «канал вреда» – это пропуск важной части детства, естественных процессов, нужных для формирования любви к себе и внутренней гармонии. Хорошо, если выросшая девочка будет иметь возможность поправить всё это у психотерапевта – а если нет? Настолько ли важны победы и титул «Мисс», чтобы платить такую огромную цену?”
(Комментарий для журнала “Татарстан”, март 2014 г.)

Собрала небольшую памятку из всех своих комментариев к этим темам.

Чисто эмоционально, нормальная реакция взрослого на избиение в его присутствии беззащитного маленького существа – это ярость. Биологически так заложено, что мы все, особенно те люди, у которых есть дети – не можем оставаться равнодушными к такому (и слава Богу).

Ярость (эмоция) может быть сконвертирована в поведение (действие или бездействие). У здорового не-травмированного человека – скорее будет реализовываться вариант “действие”, так как вариант “бездействие” связан с переживанием бессилия и наблюдением страдания ребёнка, что мало кто может выдержать – если речь не о профессионалах-психологах. При этом “действие” – не обязательно и не первым делом драка, это могут быть слова в адрес избивающего, защита избиваемого (закрыть собой, оттащить), привлечение внимания окружающих, вызов полиции и пр. Но иногда это может быть и драка, если иным способом избивающего не унять (правда, средний сферический человек в вакууме перед дракой, скорее всего, попробует другие способы воздействия).

Если у свидетеля ситуации есть личный бэкграунд на эти темы, или просто разный сложный личный бэкграунд – он/она могут очень остро реагировать (например, нет стопора и паузы между яростью и силовым вмешательством, хотя осознавание может присутствовать), либо они могут, наоборот, чувствовать сразу бессилие и сбегать, даже когда было можно вмешаться. Оба эти варианта по-человечески понятны, и осуждать их, я считаю, не надо, потому что люди всегда действуют в пределах своих возможностей. У кого-то нет возможности сдержаться (и на это есть веские причины), у кого-то нет возможности действовать (не менее веские причины).

Что лучше для избиваемого (ребёнка), какой вариант вмешательства со стороны? Читать дальше


Мама, я умираю?

«Дорогой Бог! Доктор сказал моим родителям, что я скоро помру, и они удрали, поджав хвост. Ненавижу их».

Умирающий мальчик Оскар из повести «Оскар и Розовая Дама» больше не хочет видеть маму и папу: он узнаёт, что они хотели скрыть от него его скорую смерть. Как рассказать своему ребенку, что он неизлечимо болен? Что, когда и как надо об этом говорить?

Если ребенок ещё совсем маленький, то этот разговор, кажется, можно отложить. Но дошкольники и школьники понимают уже многое и начинают задавать своим родителям тревожные вопросы: “Что со мной? Почему? Я выздоровею?”. И на эти вопросы обязательно нужно отвечать. Как это сделать, чтобы не нанести ребёнку дополнительную травму?

Читать дальше


Прививки

Пишет Зульфия – врач-педиатр.

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4