На приеме

Сегодня с утра пациент был – с идеями слежки, радиодетекции и пр. Увидел провода от моего ноута, идущие к розетке (сам ноут спрятан в ящике стола). И показывает:
– Вот, и тут за мной следят!
– Это не за вами, говорю. Это за мной! Это мои личные провода!
Успокоился.
А сейчас – не поверите – в коридоре пациент сидит (не ко мне), а у него с собой попугай. Причем попугай ругается – надоело сидеть: чи-чи-чи-чи!!


(услышано на зачете по эпилепсии)
“…Изменения личности эпилептика – это заострение черт лица: судороги идут, мышцы лица работают, лицо худеет”.
Кафедра в полном составе под столом.


Этика

Прочитала у Доктора Лизы про обращение к больным, что уважать надо, обращаться по имени-отчеству, не “ссы”, а “помочитесь”, не “дед”, а “Иван Иваныч” и пр.
Так вот. Есть в женском приемном покое медсестра, Надежда Васильевна. Раньше была учителем математики в школе, во время отпуска пришла, 14 лет назад, в наш дурдом – подрабатывать, да так и осталась. По ее словам, не смогла уйти – “жалко ведь девчонок…”.
Человек интеллигентнейший, хотя больные – сами знаете – какие бывают у нас. И насмотрелась она за 14 лет еще более всяких, чем мы, молодые-зеленые. И правила оформления истории, всяких справок и пр. знает она лучше любого врача.
Так вот, когда привозят какую-нибудь пожилую женщину (критерий – старше 70 лет – в старческое отделение идет), то Н.В. обращается к ней исключительно “бабулечка”. Знаете, тепло так, даже с нежностью. Бабуля, иди сюда. Бабулечка, идите я вам давление померю.
И “бабулечки” всякие были – были слабоумные, а были интеллигентные, в полном сознании, с понтами даже, богатые. Но никто – ни разу в жизни – на нее за такое обращение не обиделся. Потому что чувствуют, жалеет, искренне жалеет, несмотря на любые психозы. Я бы хотела жалеть так, как она, и работать так, как она.
Вообще, я про нее еще что-нибудь потом напишу. Очень хорошая она.


Мне тут стихи посвятили

Вы настоящий психиатр,
Сам Фрейд вам фору уж не даст,
И лечите меня нормально,
Чтоб я перестал быть ненормальным.
Чтоб не был я больным,
Уставшим, скованным, плохим,
Спасибо за леченье, благодарен…
Рисую много здесь –
Работ уже не счесть,
Здесь хорошо, спокойненько,
На воле – кавардак:
Заботы, деньги, суета
А тут не надо ни черта.
Подведена черта
Под високосным – гадким.
Увы, он был не гладким.
Вперед смотрю,
Надеюсь и люблю
Её – Екатерину!
Вот, правда, не идёт.
Кому же нужен идиот?
Ну пусть, я подожду,
Еще немножко полежу,
Авось придёт.
Я князь, совсем не “Идиот”.
Ну вот,
К концу подходит писанина,
Спасибо вам, мой врач,
СПАСИБО!!!


Психотерапия

Вчера был первый день занятий по психотерапии. Я, значит, радостно, вооружившись диктофоном, пришла на лекцию, села, улыбаюсь, вот, думаю, здорово – наконец-то, психотерапия! Уж сейчас меня научат!!!
Начинается лекция. (далее “…” – это паузы)
Лекторша:
– Приветствую, коллеги … сегодня первый день занятий … вводная лекция … надеюсь, что ваша родительская часть с ее критичностью и скрупулезностью … соединится с вашей детской частью с ее творчеством и непосредственностью … и поможет вашей взрослой части с ее рассудительностью … лучше понять то, о чем я буду говорить.

Я (мысленно)
“Ну-ну. Паузы-то профессионально делает. И голос меняется… Мой Родитель, с его критичностью, сказал бы на это возмущенно: Ну что за детсад! Я это читала еще в школе!, – а Ребенок, с его творчеством и непосредственностью захихикал бы: Гыыыы, а все покорно скушали, – а Взрослый, с его рассудительностью, констатировал бы: Пожалуй, на вторую часть лекции я не останусь.”