Во-первых, я лучше работаю с долгосрочными, терапевтическими запросами (т.е. требующими глубинных изменений), чем с разовыми и кризисными запросами. Это работа с травмой, работа с нарциссизмом, пограничным расстройством, внутренним критиком, личностными изменениями и многое другое. Долгосрочной считается работа длительностью от 6 мес. (т.е. 20 и более встреч)

Во-вторых, в моём стиле работы есть характерные черты. Например, я очень заботливый и довольно опекающий терапевт. У этого есть как плюсы, так и минусы. Основной плюс в том, что люди, которым нужно много деликатности, бережности и условий, это получают. А ежовых рукавиц, давления, подталкивания, провоцирования и пр. – не получают. Основной минус в том, что замедляется темп развития, так как клиент делает самостоятельно меньше, чем мог бы. Так что, если вам нужен в первую очередь бодрый темп изменений и ощущение постоянного вызова, то это не ко мне.

Также я много думаю, анализирую и размышляю, т.е. использую интеллектуально-когнитивный инструментарий. У этого тоже есть плюсы и минусы. Плюс: интеллектуалы(ки), у которых преобладает рациональное, или есть трудности с чувствами и эмоциями, будут чувствовать себя в своей тарелке и смогут эффективно брать помощь. Минус: если ваша ведущая проблема – именно эмоции, либо ваш ведущий “язык” – чувства и, например, тело, – то вам может быть некомфортно, сложно, будет ощущение непонимания и продвижения не туда, куда вы хотите.

В-третьих, у меня есть опыт работы врачом-психиатром, и это важно. Если у вас есть какой-то диагноз (биполярное расстройство, СДВГ, Аспергер, депрессия, пограничное расстройство или психоз, а также любое телесное заболевание) – это не будет для меня чем-то пугающим, а будет обычной частью жизни. Пациентов таких я беру в терапию наравне с остальными, и умею с ними работать (разными методами, которые зависят от конкретного диагноза и ваших личных целей). Ещё это значит, что если ваше состояние начало требовать психиатрического лечения, то я это замечу и скажу вам. Также я готова к контакту с вашим лечащим врачом, если это будет нужно, и могу общаться на врачебном языке. Минус: вы не сможете у меня лечиться в медицинском смысле (лекарства и пр.), потому что если я беру вас в терапию клиентом, то останусь только в роли терапевта.

Есть то, что так или иначе делает почти любой терапевт, поэтому я тут ничем отличаться не буду. Но всё-таки, напишу эти пункты, вдруг вы их ищете. Итак, я:

– обычно строю терапию на диалоге, то есть, и я, и клиент активно участвуем в работе в течение сессии;
– не даю личной информации о себе, очень мало присутствую в терапии как человек со своим опытом, даже если клиент этого захочет (конкретно в этом тексте меня много, но в терапии такого не будет);
– не привожу в пример других клиентов и пациентов, даже если у них были очень похожие проблемы;
– жёстко слежу за границами работы, а также за своими и клиента границами в контексте терапии;
– объясняю, как работает та или иная методика, если клиенту важно понимать, что происходит (кроме случаев, когда избыток понимания мешает самому процессу – их не так уж много);
– настаиваю на постановке собственных целей клиента в начале работы, и ставлю на первый план именно их, а не чьё-либо (в т.ч. своё) видение. Убеждена, что в вашей терапии именно вы эксперт, а не я, и не кто-то третий;
– не использую произошедшее в сессии для своих статей и блога, даже в обобщённом виде, даже смешное или полезное;
– не использую провокативные методы, гипноз, НЛП, расстановки, магию и шаманизм (хотя некоторые моменты работы могут так выглядеть);
– прислушиваюсь к замечаниям и претензиям клиентов по поводу моей работы, супервизирую свои ошибки и стараюсь уменьшать ущерб, если он есть;
– охотно делюсь своими теоретическими и практическими знаниями по теме запросов клиента, если ему/ей это нужно;
– не буду поддерживать цели и задачи, направленные клиенту во вред (естественно, скажу об этом открыто);
– не буду лечить то, что не болит;
– периодически супервизирую всех, кроме отказавшихся клиентов (да, можно отказаться и тогда я не буду представлять на супервизию ваш случай);
– обязательно беру в работу и учитываю терапевтические отношения (между клиентом и мной), так как считаю это важной частью лечения;
– внимательно наблюдаю за всем, что происходит в сессии (это не только речь клиента, но и жесты, поведение, внешний вид, перерывы, тон, оговорки, настроение и проч.);
– при запросе на длительную работу предоставляю типовой контракт на 5 страницах, в котором максимально подробно описаны все условия и важные моменты терапии.

Повторюсь, всё это совершенно типично для психотерапевтов большинства направлений, и ничего особенного тут нет.

Вы также можете почитать отзывы моих бывших клиентов, в основном они подтверждают то, что написано выше.

Надеюсь, эта информация помогла вам определиться. Если хотите связаться со мной, то это легко сделать через почту katya ГАВ sigitova.ru