Норма

Двое занимаются сексом:
– Боно?
– Намано!
– Боно?
– Намано!
– Ай, боно, боно!
– Намано-намано!!!

(Анекдот)

“Ненормальная!” – кричит парень своей девушке, бросившей букет роз на асфальт.
“Нормально” – отвечает он чуть позже другу, на вопрос о том, как дела.
Эти и другие слова, образованные от слова “норма”, ежедневно употребляются множеством людей, хотя лишь их малая часть хоть раз задумывалась о смысле и содержании данного термина. Более того, многие, в чьем активном словаре “норма” прочно обосновалась, сами при этом нормой не являются.
Как так?

РУЧКИ, НОЖКИ, ОГУРЕЧИК – ПОЯВИЛСЯ ЧЕЛОВЕЧЕК

Norma (лат.) – мерило, образец. Так понимали это слово древние. Например, Аристотель несколько лет изучал различные телесные аномалии (уродства) и психические болезни, и наблюдал за здоровьем людей, у которых они были. На основании этого он выработал наглядные критерии физической нормальности: одна голова, две руки, две ноги и т.д. Этот подход современная наука называет типологическим (от слова “тип”).
Другой подход – статистический. Если у большинства людей две руки и две ноги, значит, это – норма. Критерии нормы в этом случае определяют после проведения исследований на сотнях тысяч испытуемых. Потом собирают все данные, строят из них график (это называется – кривая Гаусса), центральная часть графика – и есть нормальные значения изучаемого признака.
Есть и еще несколько мнений о том, как определять норму. Например, биологи рассматривают ее как отражение теории естественного отбора Ч. Дарвина: если признак или качество помогают адаптироваться и выжить, значит, это – норма (адаптационный подход).
Есть мнение о том, что между нормой и патологией существует небольшое количество “условной нормы” – например, сюда можно отнести акцентуации личности – “ступеньку” между гармоничной личностью и психопатиями (см. А.Е. Личко, П.Б. Ганнушкин).
А вот ученый А.Ф. Ануфриев считает, что норма (в том числе, психическая) и вообще находится “в голове смотрящего”, то есть, определяется психологом или врачом интуитивно, на основании опыта и знаний, в каждом отдельном случае (интуитивный подход).
В целом, житейское понимание нормы находится где-то между статистическим и адаптационным подходами. И здесь-то и “порылась собака”, потому что это приводит к отождествлению “нормального” и “общепринятого”. Общепринятое меняется вместе с научно-техническим прогрессом и развитием общества. А что в это время происходит с “нормой”?

ЧТО УКРАИНЦУ ХОРОШО, ТО СВИНЬЕ – СМЕРТЬ!

Норма бывает разная: юридическая, медицинская, психологическая, социальная и так далее. Трудно поверить, но в каждом из этих видов нормы почти каждое десятилетие происходят какие-нибудь изменения. Постоянно появляются новые данные исследований, вынуждающие общество менять свое отношение и “принимать в ряды нормы” все новые варианты.
Так, вплоть до 1973 г. сексуальное влечение к людям своего пола считалось отклонением от нормы, требующим лечения. Было написано несколько сотен статей, описывающих терапию: электрошок, лоботомия, введение высоких доз гормонов, вызывание рвоты (аверсивный метод), антипсихотики.
Даже термин “гомосексуализм”, которым обозначали явление, носил резко выраженный негативный оттенок. Однако, в декабре 1973 г. Американская психиатрическая ассоциация после голосования приняла решение об исключении гомосексуализма из списка психических болезней. Термин “гомосексуализм” заменили на термин “нарушение сексуальной ориентации”, отделив его от “гомосексуальности” как варианта нормы. В России гомосексуальность лишь в 1999 г. была убрана из числа психиатрических диагнозов.
Есть и обратные примеры. Расстройства пищевого поведения долгое время не считались заболеваниями, а трактовались как нарушения адаптации, индивидуальные особенности человека или проявления эндокринных болезней. Соответственно, адекватного лечения женщины и мужчины с этими расстройствами долгое время не получали.
Приведем еще один интересный факт. Вплоть до настоящего времени вспыхивают жаркие споры вокруг того, считать ли парафилии (сексуальные девиации) нормой, или же это патология. В целом, международная психиатрия, отдавая дань политкорректности, можно сказать, “закрывает на это глаза” до тех пор, пока парафилии остаются в рамках “партнерской нормы” (зрелость, обоюдное согласие, отсутствие ущерба здоровью, отсутствие ущерба другим людям – согласно критериям Гамбургского сексологического института). Однако, в большинстве стран парафилии все еще входят в списки психиатрических диагнозов. “Лёд тронулся” на данный момент, например, в Швеции: Национальный совет здоровья и благосостояния принял решение убрать семь видов парафилий из официального регистра болезней и психических расстройств с 1 января 2009 г., признав их особенностями предпочтений, не имеющими отношения к обществу.

НЕ БЫВАЕТ НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ, БЫВАЮТ НЕОБСЛЕДОВАННЫЕ

Известный итальянский психиатр Чезаре Ломброзо с юмором отнесся к проблеме психологической и психиатрической нормы: “Нормальный человек – это человек, обладающий хорошим аппетитом, порядочный работник, эгоист, рутинер, терпеливый и уважающий всяческую власть, домашнее животное”.
Другой известный психиатр, фразцуз К. Кюльер написал: «в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей, цивилизованный мир погибнет, погибнет не от избытка мудрости, а от избытка посредственности».
А отечественный ученый Юлия Гиппенрейтер путем несложных расчетов показала, что если взять несколько психологических характеристик личности и по каждому из них изучить распространенность “нормы” – то нормальным окажется всего лишь один человек из 32!
Так, может быть, быть ненормальным – это интересно и совсем не плохо?
В рамках относительно нового движения “антипсихиатрии”, например, такие очевидные представители “не нормы”, как душевнобольные, рассматриваются в качестве жертв общества и государства, которое признает психически больных тех, кто не соглашается с их предписаниями и общепринятыми традициями. В частности, антипсихиатры (Р. Лэинг, Т. Шаш, Д. Купер) требуют отмены терминов “психиатр” и “психиатрия”, считая, что все названия психических болезней и критерии их диагностики – не более чем псевдонаучная маскировка социальных репрессий, которые осуществляет психиатрия от имени общества в отношении неугодных. А психиатрические клиники, соответственно, – это воплощение зла, в котором врачи издеваются над пациентами.

ВСЯК МОЛОДЕЦ НА СВОЙ ОБРАЗЕЦ

В медицине здоровье определяется через болезнь. В психиатрии – душевное здоровье определяется через описание психопатологий. Современная психологическая наука подходит к определению нормы весьма осторожно. Оно, в основном, определяется так, что индивид психически и психологически здоров до тех пор, пока он стремится к этому, то есть, имея в себе и ощущая какие-то предпосылки, признаки, комплексы и процессы, не дает им выйти за границу дезадаптации, перерабатывает их в виде опыта, учится жить с ними и приспосабливается к окружающему.

Таким образом, появляется некое удовлетворительное представление о норме, пусть и вышедшее из патологии, но принимающее во внимание и другие факторы и черты.
В частности в понятие психологической нормы в настоящее время включают и как интерес к внешнему миру, и наличие мировоззрения, которое систематизирует и перерабатывает опыт, и способность к юмору, и способность к социальным взаимодействиям, и ощущение целостности и гармонии личности.
То есть, мы видим, что для принятия решения об отнесении себя к норме необходимо постоянное соотнесение поступков с пространством жизнедеятельности. И то, что сегодня является отклонением от нормы, завтра, возможно, будет пересмотрено.

А может быть, та… то свойство, которым обладаешь ты и Розалинда, не отдаляет вас от НОРМЫ, а, наоборот, приближает к ней? Про Древних говорят, будто бы они могли переговариваться друг с другом за сотни и даже тысячи миль. Мы этого делать не умеем, а вот вы с Розалиндой умеете. Ты… Ты подумай об этом, Дэви. Может быть, вы-то как раз и ближе к НОРМЕ, чем мы? (Джон Уиндем. “Отклонение от нормы”)

Русский врач и психолог П.Б. Ганнушкин, много изучавший проблему психологической и психиатрической нормы, в завершение своего труда написал: «Главная цель и изучения, и преподавания психиатрии должна состоять в том, чтобы научить молодых врачей быть психиатрами и психопатологами не только в больнице и клинике, но прежде всего в жизни, т. е. относиться к так называемым душевно здоровым, так называемым нормальным людям с тем же пониманием, с той же мягкостью, с той же вдумчивостью, но и с той же прямотой, как к душевно нездоровым; разница между теми и другими, если иметь в виду границы здоровья и болезни, вовсе не так уж велика».

Если статья понравилась и была полезна, Вы можете нажать "лайк" и поделиться ею в соцсетях. Мне будет приятно! :)

0



Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы комментировать.