Здесь публикуются ответы на вопросы посетителей сайта.

1. Добрый день!
Вопрос по причинам лишнего веса, который у меня с детства и от которого я не могу избавиться. (к 36 годам накопила лишние 30 кг.) Меня недавно осенило, что одной из причин переедания и, как следствие, лишнего веса, могло стать исполнение детской мечты… Я помню, как мы с сестрами, ложась спать, часто мечтали о том, что будем делать, когда вырастем. Я говорила, что буду каждый день покупать себе мороженое и пирожное и есть их сколько хочу. В принципе, мечта моя осуществилась. Но, о ее последствиях я тогда и не думала. Вопрос: возможно ли, что причина переедания кроется в этом, и как убрать эту “установку”? Буду очень благодарна за ответ.

Ответ: Возможно, причина в этом. Но я не сторонник “убирания” установок: когда-то они были очень нужны, некоторые из них помогли нам снизить тревогу и даже просто выжить. Поэтому установку можно достать из её насиженного места, как следует рассмотреть и скорректировать, если она больше не актуальна. А потом вставить обратно. Как будет звучать “новая редакция”, по Вашему мнению?

2. Психологическая зависимость: давлю прыщики, зная что нельзя так делать. Но прям кайф ловлю от этого, успокаивает. Последствия печальны, налицо (простите за каламбур) Может, гипнозом меня?

Ответ: Навязчивое выдавливание прыщей может быть как симптомом обсессивно-компульсивного расстройства (т.е. это невроз), так и иметь в основе широкий спектр психологических причин. Например, это может быть привычным способом наказывать себя за что-то. Или таким образом выражается подавленный гнев. Или же это аутоагрессия. Самостоятельно найти причины такой привычки и “убрать” её вряд ли возможно, я рекомендую обратиться к психотерапевту. Нужно внимательно изучить, как в Вашей жизни обстоит дело с потребностями, желаниями, поведением. Затронуть тему детских травм и непрожитых обид и т.д.

3. С одной стороны, есть какие-то ништяки, которые у меня не складываются. В частности, мужчины нет долго. И, наверное, надо что-то менять в себе, раз “я что-то делаю не так” и мой нынешний стиль и образ жизни “не работают”. Но в то же время я “люблю себя такой, какая есть” и меняться не хочу. И в этом вижу противоречие. Что делать?

Ответ: Я слышу в вопросе одновременно и желание изменений, и сопротивление им. Это называется “амбивалентность”. Интересно, что обоснование состояния “не складывается” у Вас сразу же оборачивается против Вас же самой: “я что-то делаю не так”, “ничего не работает”. Будто бы Ваш стиль, образ жизни и действия – и Вы в целом – всё это не ценно само по себе, а только как средство для достижения цели (появления партнёра для отношений, или чего-то другого), и если эта цель не достигнута, то себя необходимо изменить, хоть и не хочется. Так ли это верно? Попробуйте задать себе вопрос: чего конкретно Вы хотите для себя, а не для этой цели?

4. У меня вопрос про природу чувства вины. Почему у одних оно напрочь отсутствует, а у других цветет буйным цветом и всячески мешает спокойно жить?

Ответ: Природа, вероятно, в детстве и в той среде, в которой человек рос. Изначально чувство вины детям не свойственно: они начинают ощущать себя виноватыми после того, как это будет оттранслировано другими – например, родителями. К сожалению, для многих родителей вина является способом сделать ребёнка более управляемым (ещё для этого часто используется стыд). Из этих детей вырастают взрослые, которые пытаются быть очень удобными для окружающих и причины любых событий видят в том, что они “плохие”.

5. Стала замечать, что с возрастом становлюсь более категоричной: если раньше в неприятных для меня ситуациях, в частности, замечая, когда собеседник врёт или не по-доброму прикалывается над кем-то, я могла промолчать и сделать вид, что не вижу этого, то сейчас не стесняюсь делать замечания. Понятное дело, собеседникам это не нравится и мне не раз уже говорили, что я стала жестокой и категоричной.
Я чувствую, что не хочу возвращаться к прежней ситуации и продолжать молча соглашаться со всем, что вижу и слышу, но порой задумываюсь, правильно ли я поступаю? Ведь изменить этих людей я не смогу, а вот свести отношения на нет – запросто.

Ответ: Возможно, эти изменения связаны с тем, что ты стала разрешать себе занимать больше места в мире, больше слушать себя и свои потребности. Это закономерно не нравится окружающим, для которых долгие годы ты была “социально удобной”.
Или же у тебя проявился “воспитательный запал”: желание обязательно вывести обманщика/шутника на чистую воду, указать ему, что он не прав. Чтобы понять, правильно ли ты делаешь, попробуй ответить себе на вопрос: какую свою задачу ты решаешь с помощью этих замечаний? Может, нужно продолжать её решать? Прервать отношения всегда успеется.

6. Катя, привет! Вопрос несколько сумбурный, но попробую его сформулировать.
Я читала в нескольких источниках, что у человека есть некоторый заданный эмоциональный фон. В жизни могут случатся радостные и трагичные события, в этом случае на короткий промежуток времени настроение улучшается или ухудшается, но потом приходит в норму, на тот самый заданный уровень. Если это правда, то я бы определила свое обычное эмоциональное состояние как минорное – неудовлетворенность, грусть, беспокойство. При том, что внешне все благополучно, здоровье в порядке, в т.ч. гормоны, которые могли бы повлиять на эмоциональное состояние. Казалось бы, живи и радуйся. А не получается. Постоянно пытаюсь себя “взбадривать” – юмором, искусством, общением с жизнерадостными людьми. Но кажется, что это только лечение симптомов, без устранения первопричины. Можно ли каким-то образом повысить этот эмоциональный уровень так, чтобы он не скатывался обратно? Или это как темперамент: родился меланхоликом – живи в хандре?

Ответ: Хм, я бы попробовала для начала понять, зачем повышать свой эмоциональный фон? Кому это нужно? Если лично себе, потому что в привычных эмоциях плохо – это одно. А если окружающие предъявляют претензии к “недостаточной позитивности”, то это скорее проблемы окружающих, а не Ваши. Вообще, сниженный эмоциональный фон может быть как признаком депрессии, так и просто временным состоянием. Если у него нет объективных причин, возможно, имеет смысл проконсультироваться у специалиста или пойти на психотерапию: возможно, есть какие-то “дрейфующие” в психике основания для плохого настроения, и они вполне поддаются проработке.

7. Как искать своего психотерапевта?

Ответ: Основных пути два. Первый – спрашивать рекомендаций у тех, кому Вы доверяете в оценке (например, у человека сходные с Вашими проблемы были и ему кто-то конкретный очень помог). Второй – искать самостоятельно: почитать о разных направлениях (гештальт, психодрама, транзактный анализ, когнитивно-бихевиоральная терапия, психоанализ, системная семейная терапия и пр. – их много), потом выбрать то, которое кажется ближе. В гештальте, в котором работаю я, много внимания уделяется чувствам и эмоциям клиента, и контакту. В транзактном анализе – основой является модель Ребёнок + Родитель + Взрослый. В психоанализе идёт большая работа с бессознательным, терапевт в основном слушает и минимально активничает на сессии. И так далее.
Выбрав направление, можно будет выбирать конкретного человека – ходить по сайтам, смотреть отзывы и фотографии, смотреть, что человек о себе пишет, и какими словами. Следует избегать терапевтов, обещающих быстрый эффект, новую жизнь или гарантирующих решение проблем. Терапия – это путешествие по неизвестной реке, с неизвестным сроком, неизвестными промежуточными станциями и неизвестным местом назначения. Но с Вами рядом всё время будет опытный человек, обученный проходить пороги. Где-то встречала хорошую фразу: психотерапевты – это такие медленные зануды, готовые месяцами и годами вместе с клиентом двигаться мелкими шажками, до тех пор, пока клиенту это будет нужно.
Выбор своего психотерапевта довольно интуитивно происходит. Лично мне кажется, что люди в целом выбирают очень точно – в основном, тех, кто действительно может им помочь. Как-то удивительно чувствуют, что именно этот терапевт, именно сейчас, именно с этой проблемой хорошо работает.
Иногда первый выбранный терапевт не подходит – по какому-то принципиальному несовпадению в первые же встречи. Тогда можно к другому пойти, это, в общем, нормальный процесс.

8. У меня есть ощущение, что оперативная память моего мозга занята какими-то посторонними задачами (не моими и непонятно чем вообще). Например, я порой отслеживаю, что ни о чем особенном не думаю, а голова чем-то серьезно занята. Из этого еще и рассеянность/забывчивость вырастают – на всякие мелочи места в памяти не хватает. Это можно как-то исправить? Проблем в жизни ттт не наблюдается, из детства почти ничего не тянется (а что есть, я сама осознаю и работаю).

Ответ: Если под “осознаю и работаю” имеется в виду прохождение терапии, то часто в процессе терапии у человека случается мощная “перестройка основ”: как компьютер, дефрагментирующий диск, в этот период психика может тормозить, многое забывать и быть сильно загруженной даже в периоды абсолютного безделья. Исправлять это не требуется, так как процесс рано или поздно закончится. Достаточно быть внимательным и принимающим “включённым наблюдателем”.

9. Если в какой-то момент психотерапевт начинает раздражать, вот прямо как родная мама или училка, и очень четкое ощущение, что она не по делу, прямо как мама кудахчет? И никакого выхлопа от терапии уже не ощущается? Это сопротивление и надо было фигачить дальше, или можно сепарироваться и пойти уже самостоятельно жить? Я в такой момент ощутила, что, пожалуй, терапия вряд ли что-то еще существенное даст и решила ее прервать (после трех что ли лет с этим психотерапевтом, ну и до нее еще несколько лет разной терапии было). И почувствовала потрясающую свободу и наконец приняла свои несовершенства в взаимоотношениях с другими людьми (что не замужем, что нету бойфренда, что forever alone и прочее), перестала биться об стену “вот как бы завести уже отношения с помощью терапии хотя бы”. И живу почти год уже без терапии (но и без отношений). Если из всего этого сформулировать вопрос, то – что это было, на ваш взгляд?

Ответ: По-моему, это был мощный перенос, и последующая сепарация одновременно от мамы и от терапевта. Это очень крутой итог терапии, хоть и сделанный немного резковато, в форме подросткового бунта. Хотя, возможно, по-другому Вы бы сделать это не смогли. В принципе, сейчас уже можно возвращаться в терапевтические отношения, если хочется – с новыми запросами, например.

10. Здравствуйте Катя!
Вопрос про психосоматику и границы: у меня трескаются и шелушатся пальцы в качестве реакции на стресс или на нарушение моих границ. Совсем избегать стресса не получается, однако трещин избежать очень хотелось бы. Полгода все было отлично, а два месяца назад началось опять и ничегошеньки мне не помогает. Перепросмотр событий предшествующих не помогает. В общем, пока я писала, появился дополнительный вопрос: как отстаивать свои границы и как понять где уже они, а где еще нет? Спасибо!

Ответ: Хм, такое ощущение, что Ваши границы сейчас находятся на уровне Ваших пальцев, т.е. прямо на коже, а не снаружи неё. Попробуйте понять, почему так получилось? Не запаздываете ли Вы с защитой своих границ или с их обозначением – так, что внешнее воздействие встречает “сторожевой пост” только уже на уровне тела? Давно ли так сложилось? Что можно сделать, чтобы это изменить? Эти же вопросы помогут и понять, где именно находятся границы, и в какой момент нужно начинать их отстаивать.

11. Здравствуйте, Катя. С удовольствием Вас читаю. Вопросов у меня масса, я, наверное, даже хотела бы стать вашим клиентом-пациентом. У меня страшные проблемы с самооценкой и с отношениями с мужчинами. Даже не знаю, с какого конкретного вопроса начать. Но то, что мне нужна помощь специалиста – это однозначно. Сейчас я дошла до той точки, что решила провести остаток жизни одна, потому что так проще, хотя по факту это очень тяжело. Мне 43 года, детей нет, за плечами 2 брака, естественно, неудачных. Вот пока так. Сложно как-то задавать вопросы незнакомому человеку.

Ответ: Здравствуйте. В Ваших словах много бессилия и боли, я чувствую какую-то безнадёжность, и исходящее из этого желание “избежать мучений” – провести остаток жизни в одиночестве, потому что “так проще”. А кому проще, и действительно ли это будет проще? У каждого решения есть свои “за” и “против”, и последствия поспешного решения могут быть тоже мучительны. Разобраться в себе может, действительно, помочь психотерапия.

12. Что происходит на Ваших психотерапевтических сессиях?

Ответ: На сессиях происходит разговор и случаются переживания – как у клиента, так и у терапевта. Ничего специального клиенту уметь не нужно. Не нужно уметь даже формулировать, и уж тем более не обязательно чётко представлять, где и в чём проблема. В принципе, сам факт обращения к консультанту уже достаточен для того, чтобы признать причину обращения значимой. Нужно иметь только немного честности, смелости и желания меняться. И в процессе самой обычной беседы поступает достаточно информации, чтобы выдвинуть гипотезы о причинах, проверить их и предложить варианты работы.
Что конкретно происходит? Как выглядит эта работа? По-разному. Иногда я просто слушаю. Иногда даю обратную связь “я слышу это как 1…2…3… “. Иногда рассказываю теорию. Иногда подкидываю мысли на “подумать”. Иногда мы разыгрываем ситуации из жизни. Иногда используются предметы – игрушки, мебель, вещи. Иногда рисуем, иногда пишем. По-разному. У меня есть чёткое представление, что я конкретно делаю в каждый момент времени, и для чего.
В целом, все это имеет несколько главных целей:
– создать безопасное пространство для самых различных проявлений;
– обозначить границы – и терапевта, и клиента;
– быть в контакте с клиентом всё время сессии, слышать его, видеть, улавливать его чувства и эмоции;
– показать клиенту разные способы обойтись с ситуацией или проблемой, и помочь научиться им;
– восстановить цикл контакта, если он нарушен;
– дать поддержку, сочувствие, помощь – в тех рамках, в которых клиент согласен взять.
Иногда это всё происходит вообще впервые для клиента. То есть, терапевт часто бывает первым человеком, с которым стало возможно какое-то другое взаимодействие, кроме сценарного. Например, он стал первым, кто дал клиенту “потрогать” и ощутить свою границу. Или он первый, кто был рядом в момент тяжелых переживаний клиента, просто был рядом – и не разрушился, ничего не запрещал, не ушёл из контакта. После получения первого опыта клиент, наконец, понимает, что такое, в принципе, возможно, и может идти с новым знанием в жизнь. Это очень важно.
Следует также коснуться вопроса откровенности и стыда. Конечно, невозможно сразу выложить незнакомому человеку всю подноготную. Поэтому психотерапевт не “копается в жизни”, он ассистирует клиенту в процессе знакомства с собой (если так можно выразиться) и в самостоятельном решении своих проблем. Он является, скорее, зеркалом, и не вносит в терапию ничего своего, никаких оценок. Степень открытости при этом определяет, конечно, клиент. И честность клиенту необходима, прежде всего, перед собой – в том случае, конечно, если нужно именно ехать, а не шашечки (т.е. решить проблему, а не выглядеть идеальным в глазах психотерапевта).
С другой стороны, клиент волен распоряжаться своими деньгами и временем специалиста в рамках сессии, и если он хочет неэффективно распорядиться – например, не говорить о проблеме вообще, а говорить о котиках; или оплатить, но не придти; или врать и изворачиваться – его право. Клиент может сопротивляться работе – сознательно или подсознательно. Часто бывает так, что решить вроде бы хочется, но включается режим “уточка из анекдота”: коне-е-ечно, но… Что тогда? Ничего. Нет, терапевт не сердится от того, что у человека не получается быстро, красиво и легко решать свои проблемы. И от того, что человек не соглашается на варианты. Было бы странно от этого как-то сердиться, ведь клиент терапевту ничего не должен, даже – взять помощь или не взять, и то он сам решает. То есть, у терапевта нет никаких ожиданий относительно клиента, он лишь готов следовать за тем, как человек проявляется, в рамках оплаченного времени и своих знаний и опыта.
Иногда клиент не хочет иной помощи от терапевта, кроме как быть аудиторией для “истерики” – и это тоже возможно. Возможно, это тот максимум помощи, который клиент может сейчас получить. Решать ему.

13. Моя проблема в следующем – постоянное чувство тревожности. Нервы на пределе, как говорится. Деньги, здоровье, безопасность – постоянная “измена”, как говорится. Плюс раздражительность внезапная – могу вспылить с партнерами по бизнесу, считая, что они ничего не делают для развития. А еще в плюс к этому – лень. Знаю, что надо заниматься физическими упражнениями, даже одно время ходил в тренажерный зал. А теперь постоянно ищу отмазки – “нет денег”, “я с похмелья”, “я устал” и т.п. Хотя пузо начало расти уже. Забил на все движухи, которыми раньше активно занимался – волонтерство, политическая деятельность и т.п. Единственный энергетик, который хоть как-то подстегивает – слабый алкоголь (пиво, красное вино) и сигареты. Но это деструктивная тема, я сам это понимаю. С чего начать, чтобы изменить ситуацию?

Ответ: По описанию у меня ощущение, что есть проблема с внутренними ресурсами психики: их не хватает не только на внешнюю деятельность – волонтерство, спортзал, и прочее – но даже и на поддержание себя в равновесии. Так случается со всеми нами, обычно это состояние связано с предшествующими большими “расходами” ресурса. Избыточная раздражительность может говорить о подавляемой агрессии, или об астении (в том числе, о повышенной чувствительности к любым воздействиям после перенесённой травмы, например). А базовая высокая тревожность будет высокой до тех пор, пока сохраняются “угрозы”, внешние или внутренние. Если это не вполне обычное для тебя состояние, то, возможно, со временем всё это придёт к норме.

* * *

Задайте свой вопрос!