МВТ-программа: описание

Терапия с опорой на ментализацию (mentalization-based therapy, MBT) — это одно из относительно «молодых» направлений, изначально разработанное для работы с пограничным расстройством личности (ПРЛ). Сейчас оно применяется в куда большем спектре проблем – депрессии, расстройства пищевого поведения, зависимости, травма и пр.

Основные характеристики МВТ такие:

  • это психодинамически ориентированная психотерапия;
  • она долгосрочная (стандарт – 18 месяцев);
  • обычная частота встреч – раз в неделю;
  • она проводится фиксированным курсом, у которого есть начало и конец – в этом отличие от других видов долгосрочной терапии, которые могут продолжаться столько, сколько человек готов их продолжать;
  • она имеет доказательную базу, то есть, достоверно улучшает качество жизни людей с ПРЛ, и людей с некоторыми другими проблемами (подробнее можно почитать в Пабмеде).

Центральным для МВТ является понятие ментализации. Именно на развитие и стимулирование ментализации и направлены все 18 месяцев МВТ. Давайте разберёмся, что такое ментализация?

Ментализация — это способность понимать, какой смысл у наших эмоций, мыслей, импульсов и желаний, и как они связаны с поведением и конкретными психическими состояниями. И у себя, и у других, и между людьми.

Пример, который я люблю приводить для иллюстрации:
Читать дальше

Психотерапевт и публичность

Психотерапевты, как правило, становятся популярными в интернете не по своему желанию. Как правило, они хорошо пишут или говорят, или делают что-то такое, интересное людям, в общем – если человек в принципе не сидит спокойно у себя в кабинете, если ему есть что сказать, то рано или поздно это приводит к появлению так называемого «публичного образа». Часть из этого образа формируется самим человеком (подконтрольно), а часть – потребителями его/её контента (бесконтрольно). «Публичная персона» состоит из виртуальных площадок (Facebook, Youtube, Livejournal и т.д.), опубликованных статей и книг, официальных аккаунтов в различных сетях, общественного мнения и т.д.

Это неизбежно приводит к возникновению аудитории, в которой есть как положительно настроенные люди, так и отрицательно настроенные. К сожалению или к счастью, степень положительности или отрицательности настроя невозможно контролировать, даже если высказываться исключительно о хорошем, или исключительно о плохом. Потому что настрой во многом зависит от ожиданий людей, от их ценностей, от их потребностей и от всякого другого. Одно и то же высказывание может быть истолковано разными людьми противоположно. Образ человека дорисовывается теми, кто его близко не знает, произвольно. Поэтому более-менее большая аудитория всегда содержит и тех, кто сильно идеализирует человека, и хейтеров. Повлиять на это, повторяюсь, нельзя – с какого-то момента даже молчать не помогает, потому что у людей уже полным ходом идёт свой процесс.

Читать дальше

Посмотри на него

Несколько человек попросили написать своё мнение на тему скандала вокруг «рецензии» на книгу Анны Старобинец «Посмотри на него» (о потере желанного ребёнка на большом сроке беременности в связи с несовместимыми с жизнью нарушениями развития — и о том, как российская медицина себя ведёт в этих ситуациях).

Пишу.

1) когда личное мнение выдаётся за критическую рецензию (или за любой другой якобы официальный текст), это одновременно попытка пристроиться сверху, давление авторитетом и нарушение границ в плоскости отношений (я-человек + я-официальное лицо, причём, кто где кончается и начинается — непонятно). В моей профессии такое тоже случается — пишут каку про непонравившегося человека и называют это «экспертным психологическим заключением». Хочу сказать, что такой приём используется не просто так, а когда человек либо хочет посильнее приплющить; либо свой собственный авторитет субъективно маловат без профессионального сообщества; либо хочется снять с себя ответственность. Оснований так делать, тем не менее, всё равно нет, в развитых странах это квалифицируется как нарушение профессиональной этики.

2) по моему дилетантскому мнению, искусство (включая литературу) — это то, что даёт многим людям возможность прожить или почувствовать что-то новое, до чего бы они (мы) сами не дошли. В этом смысле книга Анны Старобинец является произведением искусства, а не описанием личной истории. Хотя и на уровне личной истории книга ценная, я так считаю и как человек, и как психотерапевт — травма у многих людей начинает исцеляться, когда она признана и озвучена кем-то другим (вот вам пример корректного использования профессионального авторитета, кстати).

3) воспринимать происходящее как «драку двух баб» или там «женские бои в грязи» — чистой воды мизогиния и обесценивание. Эмоциональный опыт женщин, связанный с рождением и потерей детей и беременностей, ничуть не менее важен, чем опыт любых других групп людей. Почти все из нас рождены женщинами, многие рождены женщинами у которых был похожий опыт в своё время. Да, непривычно, что женщины об этом говорят, но стоит начинать привыкать — будут говорить ещё больше.

4) если кто-то хочет освежить в памяти, какой может быть нормальная критика или рецензия — милости прошу перечитать мануал «Как правильно критиковать«.

Всё.