О «тёмной стороне психотерапии» — комментарий

Вот эта запись на прошлой неделе прыгала на меня из каждого утюга, и я хочу её дополнить. Мне искренне жаль разочаровывать любителей эффектных обобщений, а также тех, кто узнал в схеме себя и был рад. Но кое-что нужно сказать.

1. Близкие отношения, в принципе, все строятся частично на невротической основе, потому что их создают живые невротические люди – неважно, кто из них с терапией, а кто без. Функция терапии – вовсе не воздвигать под людьми пъедестал разочарования, с высоты которого видна «поверхностность всех текущих отношений с теми, кто не в клубе». Это уже получается не терапия, а почёсывание ЧСВ (нелечебное). А уж когда собственное прошлое вызывает чувство легкого ужаса, смешанного с неловкостью – это глубокий провал в принятии и самоподдержке, тоже не лечебный ни фига.

2. Бешенство и злость людей, которым впервые предъявляются ваши личные границы и потребности, — конечно, неприятная штука. Но большинство этих людей так реагируют не со зла, а потому что привыкли и было удобно. Люди хотят бороться за свой комфорт, так же, как и вы. Грустно, но не смертельно и в ряде случаев преодолимо, — если конечная цель не в создании Драмы, конечно. Как правило, действительно близкие отношения выдерживают проверку границами и потребностями, и постепенно могут быть отрегулированы как надо. Потому что они ценнее, чем большинство поводов для ссор.

3. Попытки стать новым человеком (что в терапии, что без неё) всегда приводят к потерям тех людей из окружения, кому этот новый человек не подходит. Это грустно, потому что нас, таких свеженьких, хороших и честных, вроде как отвергают. Есть одно «но». Пока вы были предыдущим человеком, до терапии — вы ТОЖЕ теряли всех тех людей, кому этот предыдущий человек не подходил. Это происходит постоянно. Любая версия нас кому-то не нравится, и они отваливаются, и пропадают с радаров. Не меняемся – одни отваливаются, меняемся – другие отваливаются. А новые приходят. А часть адаптируется и остаётся. Так что терапия не отпугивает от вас нехороших друзей, она лишь подсвечивает естественный процесс.

4. У вас могут обостриться отношения с партнёром (см. пункты 1, 2 и 3), но такого правила, чтобы они с высокой вероятностью закончились, нет. Не у всех людей есть проблемы с партнёрами, не у всех терапевтический запрос связан с отношениями, не у всех отношения построены на какой-то плохой базе. В целом, качественные изменения в терапии возможны тогда, когда человек может позитивно «использовать» своё окружение, и оно достаточно поддерживающее, чтобы позволить ему это. Если это правило работает – то отношения выдержат. Они же ценнее, чем большинство поводов для ссор, помните?

5. Я поняла, в чём дело. У меня просто аллергия на драму. «От вашего привычного образа жизни не останется камня на камне» — это драма. Реальность гораздо более серая и нудная: то, насколько изменится ваша жизнь, зависит от уровня ваших повреждений, от вашего запроса и от того, с какими стартовыми условиями вы пришли. Например, если у вас пограничное расстройство, при этом ваше окружение небезопасно и токсично, так как примагнитилось именно на эту «пограничность» либо даже сформировало её — тогда да, есть шансы на тотальные изменения, когда вы будете выздоравливать. Если же вы средний, обычный человек, пришли работать с самооценкой или там с тревогой, ваше окружение тоже среднее и обычное, и с работой всё в порядке, и с друзьями – ну с чего тогда «камня на камне»-то? Решите свой запрос и уйдёте с миром. Но если хочется драмы, то можно и с камнями поэкспериментировать, конечно.

6. А вот пункт про счастье комментировать не буду. Не хочу ни за кого говорить. Сами за себя говорите 🙂

Поделиться в соцсетях

0