Мой стиль работы

Во-первых, я лучше работаю с долгосрочными, терапевтическими запросами (т.е. требующими глубинных изменений), чем с разовыми и кризисными запросами. Это работа с травмой, работа с нарциссизмом, пограничным расстройством, внутренним критиком, личностными изменениями и многое другое. Долгосрочной считается работа длительностью от 6 мес. (т.е. 20 и более встреч)

Во-вторых, в моём стиле работы есть характерные черты. Например, я очень заботливый и довольно опекающий терапевт. У этого есть как плюсы, так и минусы. Основной плюс в том, что люди, которым нужно много деликатности, бережности и условий, это получают. А ежовых рукавиц, давления, подталкивания, провоцирования и пр. – не получают. Основной минус в том, что замедляется темп развития, так как клиент делает самостоятельно меньше, чем мог бы. Так что, если вам нужен в первую очередь бодрый темп изменений и ощущение постоянного вызова, то это не ко мне.

Также я много думаю, анализирую и размышляю, т.е. использую интеллектуально-когнитивный инструментарий. У этого тоже есть плюсы и минусы. Плюс: интеллектуалы(ки), у которых преобладает рациональное, или есть трудности с чувствами и эмоциями, будут чувствовать себя в своей тарелке и смогут эффективно брать помощь. Минус: если ваша ведущая проблема – именно эмоции, либо ваш ведущий «язык» — чувства и, например, тело, — то вам может быть некомфортно, сложно, будет ощущение непонимания и продвижения не туда, куда вы хотите.

В-третьих, у меня есть опыт работы врачом-психиатром, и это важно. Если у вас есть какой-то диагноз (биполярное расстройство, СДВГ, Аспергер, депрессия, пограничное расстройство или психоз, а также любое телесное заболевание) – это не будет для меня чем-то пугающим, а будет обычной частью жизни. Пациентов таких я беру в терапию наравне с остальными, и умею с ними работать (разными методами, которые зависят от конкретного диагноза и ваших личных целей). Ещё это значит, что если ваше состояние начало требовать психиатрического лечения, то я это замечу и скажу вам. Также я готова к контакту с вашим лечащим врачом, если это будет нужно, и могу общаться на врачебном языке. Минус: вы не сможете у меня лечиться в медицинском смысле (лекарства и пр.), потому что если я беру вас в терапию клиентом, то останусь только в роли терапевта.

Есть то, что так или иначе делает почти любой терапевт, поэтому я тут ничем отличаться не буду. Но всё-таки, напишу эти пункты, вдруг вы их ищете. Итак, я:

— обычно строю терапию на диалоге, то есть, и я, и клиент активно участвуем в работе в течение сессии;
— не даю личной информации о себе, очень мало присутствую в терапии как человек со своим опытом, даже если клиент этого захочет (конкретно в этом тексте меня много, но в терапии такого не будет);
— не привожу в пример других клиентов и пациентов, даже если у них были очень похожие проблемы;
— жёстко слежу за границами работы, а также за своими и клиента границами в контексте терапии;
— объясняю, как работает та или иная методика, если клиенту важно понимать, что происходит (кроме случаев, когда избыток понимания мешает самому процессу – их не так уж много);
— настаиваю на постановке собственных целей клиента в начале работы, и ставлю на первый план именно их, а не чьё-либо (в т.ч. своё) видение. Убеждена, что в вашей терапии именно вы эксперт, а не я, и не кто-то третий;
— не использую произошедшее в сессии для своих статей и блога, даже в обобщённом виде, даже смешное или полезное;
— не использую провокативные методы, гипноз, НЛП, расстановки, магию и шаманизм (хотя некоторые моменты работы могут так выглядеть);
— прислушиваюсь к замечаниям и претензиям клиентов по поводу моей работы, супервизирую свои ошибки и стараюсь уменьшать ущерб, если он есть;
— охотно делюсь своими теоретическими и практическими знаниями по теме запросов клиента, если ему/ей это нужно;
— не буду поддерживать цели и задачи, направленные клиенту во вред (естественно, скажу об этом открыто);
— не буду лечить то, что не болит;
— периодически супервизирую всех, кроме отказавшихся клиентов (да, можно отказаться и тогда я не буду представлять на супервизию ваш случай);
— обязательно беру в работу и учитываю терапевтические отношения (между клиентом и мной), так как считаю это важной частью лечения;
— внимательно наблюдаю за всем, что происходит в сессии (это не только речь клиента, но и жесты, поведение, внешний вид, перерывы, тон, оговорки, настроение и проч.);
— при запросе на длительную работу предоставляю типовой контракт на 5 страницах, в котором максимально подробно описаны все условия и важные моменты терапии.

Повторюсь, всё это совершенно типично для психотерапевтов большинства направлений, и ничего особенного тут нет.

Надеюсь, эта информация помогла вам определиться. Если хотите связаться со мной, то это легко сделать через почту katya ГАВ sigitova.ru

Вопрос-ответ

Здесь публикуются мои ответы на вопросы посетителей сайта, в том числе, о психотерапии.

1. Добрый день!
Вопрос по причинам лишнего веса, который у меня с детства и от которого я не могу избавиться. (к 36 годам накопила лишние 30 кг.) Меня недавно осенило, что одной из причин переедания и, как следствие, лишнего веса, могло стать исполнение детской мечты… Я помню, как мы с сестрами, ложась спать, часто мечтали о том, что будем делать, когда вырастем. Я говорила, что буду каждый день покупать себе мороженое и пирожное и есть их сколько хочу. В принципе, мечта моя осуществилась. Но, о ее последствиях я тогда и не думала. Вопрос: возможно ли, что причина переедания кроется в этом, и как убрать эту «установку»? Буду очень благодарна за ответ.

Ответ: Возможно, причина в этом. Но я не сторонник «убирания» установок: когда-то они были очень нужны, некоторые из них помогли нам снизить тревогу и даже просто выжить. Поэтому установку можно достать из её насиженного места, как следует рассмотреть и скорректировать, если она больше не актуальна. А потом вставить обратно. Как будет звучать «новая редакция», по Вашему мнению?

2. Психологическая зависимость: давлю прыщики, зная что нельзя так делать. Но прям кайф ловлю от этого, успокаивает. Последствия печальны, налицо (простите за каламбур) Может, гипнозом меня?

Ответ: Навязчивое выдавливание прыщей может быть как симптомом обсессивно-компульсивного расстройства (т.е. это невроз), так и иметь в основе широкий спектр психологических причин. Например, это может быть привычным способом наказывать себя за что-то. Или таким образом выражается подавленный гнев. Или же это аутоагрессия. Самостоятельно найти причины такой привычки и «убрать» её вряд ли возможно, я рекомендую обратиться к психотерапевту. Нужно внимательно изучить, как в Вашей жизни обстоит дело с потребностями, желаниями, поведением. Затронуть тему детских травм и непрожитых обид и т.д.

3. С одной стороны, есть какие-то ништяки, которые у меня не складываются. В частности, мужчины нет долго. И, наверное, надо что-то менять в себе, раз «я что-то делаю не так» и мой нынешний стиль и образ жизни «не работают». Но в то же время я «люблю себя такой, какая есть» и меняться не хочу. И в этом вижу противоречие. Что делать?
Continue reading