Я тебя вижу целиком

Эта статья есть и на английском языке. For English version of the article click here.

— О БОЖЕ, ЧТО у тебя с лицом??? – трагически восклицает недавняя знакомая, сразу после первых «привет-как дела».
— Ихтиоз… а что… — я аж вздрагиваю, офигев от напора.
— ОЙ. Ну ты не переживай – ПРОЙДЁТ!!! – знакомая, видимо, ожидавшая услышать что-то вроде «обгорела», немедленно пытается меня утешить.
— Не пройдёт, это неизлечимо. Но я не переживаю, — надо же что-то отвечать.
— БЕДНАЯ!!! Расскажи тогда, ЧТО ты делаешь, чтобы ЭТО выглядело ЛУЧШЕ???
— Э… лучше? – достаю из сумки зеркальце и вижу там своё обычное лицо, — В смысле? Вроде нормально всё… 
— ….!!! – знакомая понимает, что что-то пошло не так, не может выдержать неожиданной безвыходности сценария и… убегает, чтобы больше никогда мне не звонить.

Реальный диалог, между прочим. С некоторыми вариациями такие диалоги периодически случаются. Некомфортны они, безусловно, для всех участников, но для меня — всё-таки обычно легче. Я, максимум, остаюсь в недоумении и быстро переключаюсь. А вот собеседники часто чувствуют непереносимые мучения от того, что мои ответы никак не позволяют «вырулить на позитив». Ощущают вину и стыд оттого, что «сами затронули больную тему». Подолгу помнят эти ситуации и, на всякий случай, избегают дальнейших контактов со мной. Это грустно, а главное – несправедливо, ведь намерения-то обычно у всех хорошие. Поэтому пусть именно я буду тем человеком, который объяснит, где тут логическая ловушка, и что важно понимать в этой теме, для общей пользы.

Всё дело в том, что у разных людей очень разное внутреннее ощущение «нормы» (как чего-то хорошего, приятного и правильного). И часть людей живёт относительно меня, например, в совершенно другой вселенной. А разговорников «Как общаться с инопланетянами» для них как-то не выпустили. Поэтому они меряют меня по себе – по той системе координат, где хорошо быть здоровым и красивым. А больным и «особенным», и уж тем более, нестандартной внешности — быть плохо, нужно по возможности этого избегать.

В моей вселенной многое иначе. Прежде всего, мной быть хорошо. Мое тело меня устраивает, я его освоила и люблю вместе со всеми ограничениями и особенностями. Я не ощущаю его как плохое, а себя в зеркале не вижу как «ужасную». Другого вида и другого тела у меня никогда не было и не будет, поэтому я — это просто я. С поправкой на самооценку – я красивая 35-летняя женщина, шатенка, у меня ихтиоз. Понимаете? Ихтиоз – это часть моей идентификации, давняя и привычная. Для меня это всё равно что в принципе иметь кожу.

Поэтому я всегда чувствую себя странно, когда люди, желая сделать комплимент, говорят, что моего заболевания «почти не заметно». Или говорят, что я сегодня хорошо выгляжу – так как моё лицо неотличимо от лиц других людей. Или, когда говорю, что я инвалид, и ссылаюсь на свой опыт – горячо отвечают, что не воспринимают меня как инвалида. Или говорят, что «это всего лишь кожа». 

Менее деликатные люди ещё, бывает, говорят «ну неужели обязательно так акцентировать», или там, «можно же найти фотографию, где всё нормально и ничего не видно».

Нет, мои странные ощущения связаны вовсе не с тем, что многие из этих фраз точно неискренни (видите ли, ихтиоз такая штука, что его довольно сложно пропустить).

Речь о том, что я в этот момент попадаю в какую-то логическую трещину. Читать дальше

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Сильно ли выражен ваш Внутренний Критик? Тест.

Автор: Екатерина Сигитова, 2016 г.

Читать дальше

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Внутренний Критик: кулинарная книга самоедения

Лонгрид, как сейчас принято говорить. В конце статьи есть ссылка на тест, измеряющий жёсткость вашего Внутреннего Критика.

Писала-писала мануал про болезненное восприятие критики и вдруг поняла, что один из разделов уже вываливается за четыре страницы. А ведь, действительно, важный раздел, подумала я, не выпустить ли его отдельно? А и выпущу.

Материалов про Внутреннего Критика так-то в Интернете много — вроде бы, можно было просто сослаться на подходящий. К сожалению, мой Внутренний Критик всеми ими недово подавляющее большинство их написано или очень психологично и для специалистов, или очень расплывчато и для любителей «развития личности». А мне видится, что нужно что-то очень конкретное и точное, потому что Внутренний Критик – по-настоящему страшный зверь, знакомый, кажется, почти всем в русскоязычном пространстве (некоторым даже слишком хорошо). И хорошо понимать его в себе и в других абсолютно необходимо.

Приступим же.

Сначала – три абзаца теории. Они нужны. Читать дальше

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Кое-что о стадиях проживания горя

Перевела прекрасную иллюстрацию от Lost & Found Grief Center. По клику на картинку — полный размер.

Запомните, не бывает чётких стадий проживания горя. Распиаренная цепочка Элизабет Кюблер-Росс «отрицание-гнев-торг-депрессия-принятие» — может не иметь к вам лично никакого отношения. Многие люди не проходят все фазы, или не проходят их последовательно, или возвращаются на предыдущие, или вообще хаотично путешествуют между ними. Лучше рассматривать горе как процесс и как работу: у неё есть определённые задачи, начало и конец. А внутри них могут быть очень разные стадии — что довольно неплохо отображено на этой иллюстрации.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Терапия людей с особыми потребностями

Ответ на присланный вопрос:

Несколько лет назад у меня диагностировали неизлечимое заболевание — состояние, при котором зрение неминуемо ухудшается. Это дало толчок развитию множества страхов: страха перед будущим, перед любыми, даже самыми простыми, задачами, перед общением с незнакомыми людьми и проч. Сейчас я рассматриваю психотерапию как один из способов со всем этим справиться, но опять же боюсь, в первую очередь, потому что не знаю, чего именно от нее ожидать. Не могли бы вы описать в самых общих чертах, как строится работа психотерапевта в подобных случаях? Я читала у вас в жж, как обычно проходят консультации — сейчас же мне интересно, существуют ли какие-то особенности терапии с инвалидами и, если да, в чем именно они заключаются.

У терапевтической работы с людьми с особыми потребностями, действительно, есть специфика. Она заключается в том, что кроме «стандартных» запросов про себя и окружающих (условно стандартных, конечно – так как все люди уникальны и их запросы тоже) – красной нитью через всю терапию проходит тема болезни/инвалидности. По сути, жизнь многих таких людей – это постоянная, неочевидная другим, борьба. Попробую перечислить то, что имеет смысл учитывать терапевту в связи с этим (немало!). Буду писать от имени клиента, чтобы не усложнять падежи и пр.

    1. Степень принятия и интеграции болезни. Промежуточные фазы: отрицание, гнев, торг, депрессия. Болезнь как часть меня, как то, что сделало меня таким, какой/ая я есть. Принятие другими людьми (в т.ч. близкими) моей болезни и меня вместе с ней.
    2. Стыд за болезнь и за её последствия, в т.ч. физические и социальные ограничения, внешний вид, психические особенности и потребности. Стыд близких людей за мою болезнь и моя реакция на это.
    3. Вина за болезнь и за её последствия, в т.ч. физические и социальные ограничения, внешний вид, психические особенности и потребности. Вина за своё «неудобство» для других. Попытки компенсировать эту вину. Вина близких людей за то, что они здоровы, а я нет, и моя реакция на это.
    4. Ощущение себя уродом, неполноценным, дефектным и пр. Ощущение, что другие люди считают меня уродом, неполноценным, дефектным и пр., и моя реакция на это.
    5. Зависть к здоровым людям или к тем, кому легче. Переживание того, что некоторые вещи никогда не будут такими, как у них.
    6. Отвращение к себе или к проявлениям болезни. К самой болезни. Отвращение других людей или возможность такого отвращения, моя реакция на это.
    7. Ощущение своей непривлекательности или непригодности для отношений в связи с болезнью или её последствиями (любые отношения – в т.ч. дружеские).
    8. Глубокое проживание своих отличий от других людей – как изнутри, так и обработка «входящих сигналов», говорящих об этих отличиях.
    9. Ощущение себя хуже других из-за болезни, недостойной, плохой. Поиск причин этого ощущения. Моя реакция на подобные сообщения или действия от других (например, дискриминацию).
    10. Всё, что связано с телом и его изменениями, связанными с болезнью. Принятие тела, любовь к нему, забота и учёт его особенностей, секс, еда, физиология. Понимание, что тело не плохое/негодное, оно просто другое.
    11. Работа с социальным прессом: поиск настоящей себя среди множества установок и ожиданий общества от человека с такой болезнью. Трудности следования своим потребностям. Реакция на вторжения и избыточную заботу/контроль от других, в т.ч. близких.
    12. Страхи и тревоги, связанные с болезнью, своей беспомощностью, взаимодействием с другими людьми, зависимостью и пр.
    13. Если болезнь не врождённая (и иногда, даже если врождённая) – то проработка травмы от неё, заживление ран, опора на ресурсы, построение «линии времени» в будущее.
    14. Копинг-стратегии и внутренняя картина болезни. Психообразовательная работа о том, как бывает и как может быть. Коррекция вредных и болезненных стратегий.

Очень много всего. Думаю, этот перечень далеко не полный, а из полного вполне может выйти целая книга. Кстати, такой подход может работать и в случае любой другой значимой темы в жизни клиента или пациента, которая связана с его самоощущением, идентичностью и которая проникает во все сферы его жизни. Если у меня есть читатели, которые имеют дело с такими темами, — попробуйте примерить эти 14 пунктов на себя, заменив слово «болезнь» на своё. Ну как? Есть что-то общее?

Что же касается чисто технических особенностей работы, например, с незрячим человеком, или с человеком в инвалидной коляске, или с глухим (так тоже бывает!) — то тут всё намного проще: конечно, терапевт не будет предлагать незрячему порисовать, а человеку на коляске — встать и походить. Терапевт обязательно подстроится к особенностям любого пациента, к тому, что ему доступно, а что нет, и будет это всегда учитывать в своих интервенциях. Ну, хороший терапевт это делает просто по умолчанию для всех.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники