Когда-то очень давно я смотрела фильм, в котором была эротическая сцена между мужчиной и женщиной. Они были в возрасте 35+, жили вместе, и у них случился внезапный секс в ванной. У женщины было белое, неспортивное и полноватое тело, на котором виднелись следы от белья. Бельё было от разных комплектов, и без кружев, и сама женщина была без маникюра и с волосатыми ногами… И всё это выглядело так естественно, что я, кажется, засомневалась – они что, настоящие?…

 

 

Рефреном почти любой психотерапии в той или иной степени является тема “принять себя”. Для многих это процесс долгий и трудный. Особенно для тех, у кого есть нарциссическая “часть” – а она есть у многих, это, практически, вариант нормы для нашего времени.

Чтобы принять себя, нужно сначала на себя посмотреть, ответить на вопросы “кто я?” и “какой я?”. И если с первым всё обычно более-менее понятно, то со вторым Читать дальше


Собрала небольшую памятку из всех своих комментариев к этим темам.

Чисто эмоционально, нормальная реакция взрослого на избиение в его присутствии беззащитного маленького существа – это ярость. Биологически так заложено, что мы все, особенно те люди, у которых есть дети – не можем оставаться равнодушными к такому (и слава Богу).

Ярость (эмоция) может быть сконвертирована в поведение (действие или бездействие). У здорового не-травмированного человека – скорее будет реализовываться вариант “действие”, так как вариант “бездействие” связан с переживанием бессилия и наблюдением страдания ребёнка, что мало кто может выдержать – если речь не о профессионалах-психологах. При этом “действие” – не обязательно и не первым делом драка, это могут быть слова в адрес избивающего, защита избиваемого (закрыть собой, оттащить), привлечение внимания окружающих, вызов полиции и пр. Но иногда это может быть и драка, если иным способом избивающего не унять (правда, средний сферический человек в вакууме перед дракой, скорее всего, попробует другие способы воздействия).

Если у свидетеля ситуации есть личный бэкграунд на эти темы, или просто разный сложный личный бэкграунд – он/она могут очень остро реагировать (например, нет стопора и паузы между яростью и силовым вмешательством, хотя осознавание может присутствовать), либо они могут, наоборот, чувствовать сразу бессилие и сбегать, даже когда было можно вмешаться. Оба эти варианта по-человечески понятны, и осуждать их, я считаю, не надо, потому что люди всегда действуют в пределах своих возможностей. У кого-то нет возможности сдержаться (и на это есть веские причины), у кого-то нет возможности действовать (не менее веские причины).

Что лучше для избиваемого (ребёнка), какой вариант вмешательства со стороны? Читать дальше


Бушует, бушует в ЖЖ обсуждение перевода Светланой Бронниковой письма 21-летней девушки, чья мама имела расстройство пищевого поведения и фиксацию на своём весе и внешности. Хочу перепостить отклик , который кажется мне квитэссенцией всего, что можно было бы тут сказать.

* * *

“Я что подумала. Ведь в каждой, в КАЖДОЙ, без исключений, девушке, что отписались с таким мощным энергетическим посылом отторжения, горит и пылает внутренний армагеддон. Боль, гнев, ярость – не потому, что они такие плохие и злобные (хотя парочка, конечно, злыдни сами по себе, будем честны). А потому, что внутри с треском и искрами сталкиваются тектонические плиты разнополярных посылов.

Мне кажется, потребность любить себя – одна из ключевых в фундаменте здоровой психики. Себя – это не просто свои прекрасные глаза и ровные пальцы ног, не просто свое умение петь йодль и варить элитные борщи. Себя – это целиком, неделимо.

Увы, все это покрыто толстым-толстым-толстым слоем “шоколада” в виде родительского влияния, актуального социума, масс-медиа и прочая-прочая-прочая. Которые в один голос орут со всех сторон, что Читать дальше


Кукол дергают за нитки,

На лице у них улыбки,

И играет клоун на трубе.

И в процессе представления

Создается впечатленье,

Что куклы пляшут сами по себе.

(Машина Времени, песня «Марионетки»)

 

Манипуляция – умышленное воздействие на человека с целью добиться от него определенного поведения. Как правило, оно приводит к возникновению у жертвы «чужих», ранее отсутствовавших и несвойственных потребностей или желаний. Истинные же намерения «кукловода» при этом остаются в тени.

Почему прибегают к манипуляциям? Ответов на этот вопрос может быть много. Для тех, кто не способен на открытую коммуникацию, зачастую нет другого способа достигнуть желаемого. Другие настолько боятся отказа в случае прямой просьбы, что предпочитают каждый раз «объезжать собеседника на кривой козе», только бы не обнаружить своих истинных нужд. Для третьих манипуляции настолько привычны, что они используют их всегда, даже если в этом нет необходимости. И так далее…

Самое неприятное даже не это, а то, что манипуляции окружают нас везде, а вовсе не только в межличностных отношениях. Например, на них построено большинство рекламных приёмов, они широко используются в розничных продажах, вербовке неофитов в религиозных течениях и сектах, к ним прибегают профессиональные нищие и попрошайки… Список действительно огромен, и научиться распознавать все эти скрытые воздействия очень важно.

 

xc--BsA928Y

По полочкам

Какими бывают манипуляции? Читать дальше


Ноша по плечу

Одна из немногих фраз, до сих пор вызывающих во мне сильные чувства – это “Вам дана ноша по плечу”, или “Этот ужас – основа для внутреннего роста”, или “Вы сильная, и поэтому вам послано это испытание”. Особенно, когда эти слова преподносятся в качестве ответа на описание какого-то по-настоящему страшного опыта. Лайт-версия этих фраз – “всё, что не убивает, делает нас сильнее”.
По-настоящему страшный опыт – вы понимаете, о чём я, да? Такой опыт бывает, как бы ни хотелось про него “раззнать”. Можно, конечно, пытаться найти – и даже найти – положительные стороны и итоги у любой ситуации. Особенно у чужой. Можно, никто не запрещает. И мудро указать на эти положительные итоги тем, кто там, внутри, воет и корчится – чтоб не так громко выли.
Но, к сожалению, в моей голове этот путь мало совместим с именем Бога, которое к таким фразам часто прицепляют.
Потому что этот путь начинается с обесценивания.
С отказа видеть – что кое-что нас не убивает, но навсегда калечит – и не только нас, но иногда и наших детей.
Что “ноша по плечу” ломает хребет.
Что внутренний рост выражается в единственном итоговом знании “какого размера боль я могу вынести и не сдохнуть”.
Что испытания выпадают и слабым тоже, и расплющивают их катком.
Что существует, объективно существует – непоправимый, некомпенсируемый вред.
Что никакое смирение невозможно, если пропустить первый шаг – ПРИЗНАНИЕ РАЗМЕРА УЩЕРБА.