Как разговаривать с детьми о Кемерово. Мануал

Проблема с бессилием и горем такого масштаба в том, что сделать, как правило, ничего уже нельзя. От этого заливает чувствами так, что трудно дышать. Когда мне трудно дышать, я ищу заземления. Спокойные и чёткие инструкции о том, как на эту тему разговаривать с детьми – хорошее заземление. Предлагаю этот метод и вам. Потому что разговаривать, похоже, так или иначе придётся. Не об этом – так о чём-нибудь другом.

В отличие от многих других разговоров, этот разговор нельзя назвать прямо уж обязательным для всех детей. Если вокруг вас в данный момент всё относительно мирно и спокойно, если ребёнок вообще не смотрит телевизор и новости, если ему неоткуда услышать про трагедию – то, возможно, у вас не будет нужды в объяснениях прямо сейчас. Но момент, когда нужно будет поговорить, рано или поздно наступит. Опросы показывают, что даже дети, которым узнавать о трагедиях неоткуда, как-то ухитряются что-то узнать. Возможно, слышат обрывки разговоров взрослых, возможно, читают про непонятные им события в интернете. Возможно, что-то им рассказывают другие дети, узнавшие неизвестно где и неизвестно что. В общем, не угадаешь.

Ещё одна проблема в том, что любая информация о чём-то угрожающем выглядит в глазах ребёнка жутко и пугающе. Да мы и сами-то дико пугаемся и впадаем в эмоциональный паралич, даже если нас лично ничего не касается — что уж говорить о детях! Поэтому лучше всё же поговорить, так как дети чувствуют наши переживания в любом случае, и лучше дать объяснения. А в каких-то ситуациях говорить нужно обязательно, чтобы снизить риск психологической травмы и дать выход тревоге. Например, если что-то случилось рядом, если ребёнок услышал что-то и не может с этим справиться, если что-то произошло со знакомыми или родственниками – во всех этих случаях этот мануал вам поможет сориентироваться.

Как понять, надо говорить прямо сейчас или нет?

Попробуйте прозондировать почву – задайте несколько вопросов типа:

  • Слышал/а ли ты что-то о…?
  • Что ты и твои друзья думаете о том, что происходит в …?
  • Ты случайно не в курсе, что произошло в …?
  • Ты знаешь, что такое …?
  • А вот мы с тобой смотрели фильм про…, что ты думаешь о…?

Читать дальше

У меня в 2018 году выходит книга о разговорах с детьми!

Что-то я с этими статьями телегу впереди лошади поставила, а про главную новость-то и не сказала!:)

У меня же скоро книжка выходит! Про то, как разговаривать с детьми на сложные темы. Рабочее название «Родительско-детский разговорник», издательство АСТ (это первая книга из двух запланированных, про вторую расскажу, когда эту сдам).

Что планируется в книге? Пока вот такие есть главы:

— как разговаривать с детьми о смерти (смерть вообще и смерть близкого человека);
— как разговаривать с детьми о ЗОЖ (включая еду, тело, движение, внешний вид и вес, сон и режим дня, болезни и лекарства, вредные привычки, спорт и психическое здоровье);
— как разговаривать с детьми о сексе и сексуальной безопасности (часть этой главы мною написана давно и опубликована на сайте, с неё всё началось);
— как разговаривать с детьми о разводе и об отсутствующем папе;
— как разговаривать с детьми о наркотиках;
— как разговаривать с детьми о безопасности в интернете;
— как разговаривать с детьми об отношениях;
— как разговаривать с детьми о войнах, насилии и преступлениях;
— как разговаривать с детьми о различиях.

Всё написано в моём стиле — очень подробно, поддерживающе, с позиций современной науки (при этом, с уважением к религии и разным семейным ценностям), с примерами, с разбором самых трудных мест, с адаптацией под разный возраст детей и т.д.

Ещё хочу дописать общую часть — что в целом важно при разговорах с детьми, что неважно и т.д. То есть, вступление и заключение.

Ещё будут иллюстрации, которые сделала моя 10-летняя дочь. Это не специально получилось — она спрашивала, о чём я сегодня пишу, уходила, а потом приносила рисунки. Оказалось, что они идеально подходят. Так что работаем семейным подрядом (а папа подвозит еду). Гонорар тоже разделим 🙂

Мне самой ужасно нравится то, что получается. И я, наверное, буду тут в Фейсбуке делиться некоторыми кусочками, когда всё допишу. Просто чтобы они были доступны и без покупки самой книги (не у всех родителей есть возможность), ну и чтобы вы могли получить какое-то впечатление о содержании. Но сначала надо дописать! Бегу-бегу дописывать.:)

В общем, ура!!!

#Родительско_детский_разговорник

Кстати, вот такие примерно рисунки будут в книге (иллюстрация к рассказу про алкоголь, который получается в результате брожения…)

Как объяснять детям про отсутствующего папу. Почему, кстати, именно папу?

Продолжаю писать статьи о том, как объяснять детям разные сложные штуки. Вчера целый день писала, как объяснять детям про отсутствующего папу. Вообще-то сначала хотела писать не про папу, а про родителя, чтобы гендерно-нейтрально и без дискриминации. Даже статистику собрала, и по мамам, и по папам. Увы… родителя никак не выходит. Да, мамы тоже бросают детей и уходят из семьи, мамы тоже умирают, пропадают и так далее. Но папы это делают во столько раз чаще, что места нейтральности не остаётся. Вот, поглядите сами.

Прежде всего, в каком проценте случаев дети остаются с отцами, а не с матерями? По данным множества экспертов и судебной статистики, в 2015-2016 гг. с отцами остаётся 5-6% детей, что в два раза выше показателя за предыдущие 15-20 лет. Тогда с отцами после развода оставалось всего 2-3% детей.

Но, может быть, просто суды привыкли выносить решения в пользу матери, а не отца? Может быть, отцы хотели бы взять детей после развода, но им не дают?

Та же статистика говорит вот о чём: количество исков, в которых отец просит оставить детей с ним, либо не согласен с просьбой матери оставить детей с ней, составляет от 7 до 11% всех разводных исков пар с детьми (Обзоры судебной практики по делам о воспитании детей, 2016 г.). Несложно подсчитать, что если отец озвучивает суду желание жить с детьми, у него есть 40-60% шансов на успех (при определённых условиях со стороны матери — об этом см. ниже). Правда, пока это не очень влияет на поведение отцов при разводе, и тенденция так и сохраняется 1:9.

Что же касается «пропадания» отцов после развода, я бы хотела привести тут данные опроса, проведенного социологами М.-Ф. Валетас и Л. Прокофьевой среди большого количества разведённых пар, в которых дети проживают с матерью (1993-1999 г.). Согласно данным матерей, 34% отцов вообще не встречается с детьми (отсутствует), 42% видится с ними раз в месяц или реже (практически отсутствует), и 24% встречается с детьми раз в 1-2 недели или чаще (присутствует). Отцы из того же опроса всё это и сами признают, слегка занижая или завышая цифры матерей, но в целом не очень сильно. Количество встреч разведённых отцов с детьми неуклонно уменьшается с каждым годом (в т.ч. и тех, кто видится регулярно), и почти прекращается в случае, если женщина повторно выходит замуж или меняет место жительства.

Теперь рассмотрим статистику по матерям, которым после развода суд не оставляет детей (как мы помним, это 5-6% всех исков). Читать дальше

С Днём психического здоровья! О психогигиене

Ну что ж, этот день настал (с)

С днём вас психического здоровья, дорогие люди! Чтоб вы мне были здоровы!

Я вчера дописала главу про разговоры с детьми о психическом здоровье, и хочу поделиться важным кусочком. Он про психогигиену. Даже если у человека в жизни всё более-менее в порядке и ему/ей повезло не болеть никакими психическими болезнями, можно быть не очень счастливыми, может быть грустно и т.д. Поэтому важно следить за базой: хорошо ли нам? Если нет — что на это влияет? Всё это называется психогигиеной. Она очень похожа на обычную гигиену – мы чистим зубы, моем руки и делаем много другого, чтобы не заболеть и чтобы чувствовать себя хорошо. С психогигиеной так же, только всё это применяется не к телу, а к психике и к жизни в целом.

Есть базовый список психогигиены, в котором только те пункты, которые относятся к профилактике психических болезней: избегать стрессов, не переутомляться и пр. Я решила сделать расширенный список — потому что, мне кажется, надо рассматривать психическое здоровье не только как отсутствие проблем, но и как ощущение благополучия и счастья. Итак, в этом случае хорошая психогигиена – это:

  • любить себя и заботиться о себе;
  • не поддерживать отношения с людьми, которые относятся к нам плохо;
  • обращаться за помощью, если сами не справляемся;
  • делать достаточно дел, которые хорошо получаются и нравятся;
  • избегать серьёзных опасностей и необоснованных рисков;
  • ставить себе цели и строить планы по силам;
  • мечтать о чём-нибудь;
  • замечать признаки проблем и принимать меры;
  • быть внимательным к своим чувствам, потребностям и желаниям;
  • знать свои ограничения;
  • не увлекаться преодолением себя без серьёзной необходимости;
  • искать способы помочь себе, если что-то болит или сломалось;
  • иногда что-нибудь создавать;
  • слушать себя больше, чем других;
  • практиковать благодарность;
  • иногда что-нибудь отдавать или делать для других просто так;
  • регулярно пробовать новое;
  • смеяться и улыбаться, когда весело, и плакать, когда грустно;
  • достаточно вознаграждать себя;
  • бывать и в одиночестве, и с людьми, и среди шума, и в тишине;
  • уходить от дел и процессов, основанных на чём-то плохом.

Есть что добавить?

О разговорах с детьми про сексуальную безопасность — карточки

В Медузе вышли мои карточки о разговорах с детьми про сексуальную безопасность. Для желающих почитать полный мануал — вот ссылка.

Пара цитат из карточек:

Почему флешмоб #янебоюсьсказать оказался таким популярным?

Возможно, потому, что тема насилия над женщинами и детьми в России и на Украине фактически табуирована. Когда кто-то преодолевает страх и рассказывает о том, что произошло, виновником часто выставляют саму жертву. Теперь те, кто много лет молчал, наконец получили шанс высказаться. Пережитое насилие и сексуальные домогательства часто приводят к психологической травме, особенно если это случилось в детстве. Рассказ о пережитом может быть первым шагом к преодолению травмы.

Неужели насилия действительно так много?

Да, много. По данным МВД, в России в 2013 году зарегистрировано почти четыре тысячи преступлений, посягающих на сексуальную неприкосновенность детей, но официальная статистика в этом случае слабо отражает реальную ситуацию. Часто о преступлениях не знают даже близкие жертвы, не говоря уже о полиции.

Важно понимать, что участники флешмоба рассказывают не только о случаях изнасилования. Речь идет и о случаях, когда взрослый человек вовлекал ребенка в сексуальные отношения, пользуясь его слабостью и беззащитностью, — например, обманом или угрозами. Люди рассказывают о столкновениях с эксгибиционистами и людьми с другими расстройствами. Многие из описанных во время флешмоба преступлений объединяются в понятие «абьюз» — от английского abuse (злоупотребление).

Полностью читать по ссылке тут.

Берегите своих детей и себя!