Психотерапия с абьюзером/агрессором. Как?

Интересный вопрос задали.

Какими силами, или, точнее, методами — психолог может работать не просто с клиентом, но, например, с абьюзером, преступником, агрессором? Для простоты можно взять случай, когда человек сам пришел к специалисту, его дела с законом движутся своим чередом (нет вопроса сокрытия преступления или продолжающейся агрессии в семье), человек хочет работать со своим характером.

Это хорошо, что есть возможность взять «для простоты», потому что в жизни, конечно, среди абьюзеров редко встречаются желающие работать с собой. Связано это в основном с тем, что сам факт насилия над другими, и его обработка психическими защитами — происходят так, чтобы исключить осознавание личного вклада в ситуацию. И поэтому основной вариант, по которому во многих странах преступник или абьюзер может попасть на терапию — это решение суда. Насколько я знаю, в США, к примеру, есть возможность выбрать — тюрьма или терапия. У меня среди френдов должен быть как минимум один психотерапевт, работающий в пенитенциарной системе — пожалуйста, поправьте, если ошибаюсь.

Так вот, возвращаясь к варианту, взятому для простоты. Чтобы определить средства и методы работы, нужно сначала определить общие цели. Это главное в любой терапии, и терапия абьюзера — не исключение. Общие — это значит, те, в которых и я, и клиент сойдёмся. То, что мы оба будем видеть как пространство для изменений, в котором мы оба согласны работать.

Обычно общая цель — это некий синтез тех целей, которые видит клиент (и которые нередко маловыполнимы в таком виде) — и тех, которые видит терапевт, исходя из знаний о пациенте и диагностических гипотез (но могут быть вообще непонятны клиенту).

Как это выглядит на практике?

Возьмём пример: муж-абьюзер бьёт и тиранит жену. Меняться он особо не хочет, его в себе всё устраивает, и вообще «она сама виновата». Жена подала заявление, мужа привлекли (малореальный пример, но пусть). Муж поимел от этого много проблем. И теперь хочет, чтобы этих проблем больше у него не было, чтобы ему больше не угрожала тюрьма. Всё.

Довольно типичный случай, и надо сказать, уже неплохо, если есть хотя бы такая мотивация и готовность что-то инвестировать в эту цель. Начинаем разговор. Чтобы не иметь проблем с законом, нужно его не нарушать — это клиент понимает. Но она же «сама виновата», «провоцирует», а он злится до крайней степени и полностью теряет контроль над собой. Здесь уже есть две интересные области для целей — если начать выяснять, чем именно его «провоцируют», то может выясниться, например, что он патологический ревнивец и контролёр. Или она как-то так язвительно разговаривает, что он чувствует себя лузером. А есть повод ревновать или чувствовать себя лузером, или не особо? Да фактически-то нет, но всегда был такой и кучу проблем с этого имел с людьми (а уж они с ним…). Вот, это уже можно обозначать как первую проблему и выводить общую цель: изучить, откуда взялась такая склонность к ревности (или к ощущению своей ничтожности) и что-то попробовать с ней сделать. Клиент согласен? Да. Терапевт согласен? Да.

Вторая часть — приступы злости и полная «потеря берегов» во время их. (Да, кстати, потеря контроля над ситуацией — то, что часто беспокоит абьюзеров, не всегда это осознанное беспокойство, но часто оно так или иначе есть) А давно ли такие приступы? Да буквально с детства, наверное, наследственное — батя такой же был. Хм, батя, значит. Бил, небось? Ох, и бил, и бухал, и из дома выгонял с мамкой и младшими.

Потенциально — тут есть травма, возможно, не одна. Возможно, есть пограничная личностная организация — а значит, потеря ментализации и неспособность быть в сильных чувствах, не закручиваясь в них — как следствие. Тогда цель, понятная для клиента, может звучать так: то, что вас в детстве били и выгоняли, могло повлиять на ваш характер, потому что вам просто пришлось стать таким же жёстким и агрессивным, как отец. Ведь другого образца просто не было, так что злость просто заливает вас, как океан, и всё. Мы можем с вами поговорить об этих прошлых случаях, а ещё поучиться разным новым способам взаимодействия друг с другом и тому, как можно сохранять голову в вихре сильных чувств. Может быть, что-то из этого вам подойдёт и вы сможете это использовать в жизни.

Клиент согласен? Да. Терапевт согласен? Да.

Уф, многабукв получилось. На самом деле, можно, конечно, целый трактат написать, очень много нюансов и вариантов. Попробую подытожить

Cилы и средства терапевтической работы с абьюзером и преступником — это:

(1) образовательные (обучение формам взаимодействия, информация о неизвестном и пр.),
(2) собственно длительные безопасные отношения с терапевтом (и все возможности, которые это даёт),
(3) работа с травмой, если есть травма,
(4) сфокусированная работа с глубокими личностными изменениями (пограничное расстройство и пр., в зависимости от конкретики),
(5) немаловажная часть — работа с агрессией клиента, направленной на терапевта (в рамках, конечно) — так как возможность её разместить снимает нагрузку с его обычных «мишеней»,
(6) и так далее.

Если я что-то забыла, дополняйте и задавайте вопросы. И вот ссылка есть интересная, там много всего по теме.

Товары для людей с психическими и психологическими проблемами. Обзор

Периодически буду делать обзоры товаров, которые современная промышленная индустрия производит специально для облегчения жизни людей с психиатрическими диагнозами и/или психологическими проблемами.

В этом обзоре — 5 товаров, которые мне кажутся очень крутыми и нужными. Прямо вот отлично, что кто-то додумался их делать. Хотелось бы сразу побольше, но описания долго готовить, плюс, в одну запись все не влезут — слишком товары разные и слишком их много. Так что пока так.

NB! Обзоры бесплатные, т.е. связи с производителями или продавцами у меня никакой нет. Скидок по кодовому слову тоже не будет — честно говоря, я не хочу это превращать в коммерческий проект, а просто хочу показать разным людям, что существует что-то, сделанное специально для них (но если вдруг наберётся много желающих что-то купить, то можно, теоретически, писать производителю и просить скидку).

Итак, поехали.

Читать дальше

14 признаков того, что вам нужно поменять психотерапевта

Приходить в новые терапевтические отношения сложно. Нужно всё начинать сначала: рассказывать о прошлом, о настоящем, о будущем. Это тяжело. Это изматывает. И когда вы думаете, что уже, вроде бы, всё рассказали… терапевт снова просит что-то прояснить.  Поэтому даже мысль о том, чтобы пойти к новому терапевту, может приводить в отчаяние.

Отношения в каждой паре «клиент-терапевт» уникальны. Некоторые клиенты любят формат непринуждённой беседы, другим нравится много теории, третьим – провокативный подход. В основном, всё зависит именно от потребностей и комфорта клиента. Но многие терапевты в работе с клиентами ведут себя довольно специфически. Я сейчас не об этике, а, скорее, о том, что у каждого терапевта есть свой собственный стиль – и часто это «фонит» в отношениях таким образом, что клиенту приходится заново решать, подходит ли ему этот специалист.

Есть кое-какие обстоятельства, при которых клиенту имеет смысл искать другого психотерапевта. В основном, они связаны с тем, что не имеет смысла инвестировать в отношения с неподходящим человеком, так как эффективность такой терапии будет крайне сомнительна. Ниже я перечислю несколько признаков того, что, возможно, ваш текущий терапевт не очень вам подходит.

1. Что-то, связанное с терапевтом, раздражает вас или удерживает ваше внимание так сильно, что вы не можете сосредоточиться на собственно терапии

Может быть, у него/неё есть пирсинг, или некая особенность внешности, или акцент, или он одевается как-то специфически, или визгливо смеётся. Может быть, терапевт рассказал вам, что любит панк-рок и это теперь не выходит у вас из головы. Может быть, вы влюбились в терапевта и постоянно фантазируете о нём во время сессии (это, кстати, не шутка! Если такое случилось, лучше сразу же внести это в терапию, то есть – сказать вслух). Неважно, в чём конкретно дело: если ваш терапевт делает что-то такое, или выглядит как-то так, что это мешает вам фокусироваться на своих проблемах – имеет смысл пересмотреть свой выбор. Даже если в этом «чём-то» нет умысла самого терапевта. Базовая совместимость двух людей – важная составляющая успеха. Возможно, идеального партнёра вы не найдёте, но, по крайней мере, имеете право выбрать того, кто не будет цеплять ваше внимание несущественными деталями (кстати, если эти детали такие, что ваш терапевт легко может их поменять – имеет смысл с ним сначала об этом поговорить).

Читать дальше

Как искать психотерапевта и что происходит на терапии

Как искать своего психотерапевта

Основных пути два.

Первый — спрашивать рекомендаций у тех, кому Вы доверяете в оценке (например, у человека сходные с Вашими проблемы были и ему кто-то конкретный очень помог).

Второй – искать самостоятельно: почитать о разных направлениях (гештальт, психодрама, транзактный анализ, когнитивно-бихевиоральная терапия, психоанализ, системная семейная терапия и пр. — их много), потом выбрать то, которое кажется ближе. В гештальте, в котором работаю я, много внимания уделяется чувствам и эмоциям клиента, и контакту. В транзактном анализе – основой является модель Ребёнок + Родитель + Взрослый. В психоанализе идёт большая работа с бессознательным. И так далее.

Выбрав направление, можно будет выбирать конкретного человека — ходить по сайтам, смотреть отзывы и фотографии, смотреть, что человек о себе пишет, и какими словами. Следует избегать терапевтов, обещающих быстрый эффект, новую жизнь или гарантирующих решение проблем. Терапия – это путешествие по неизвестной реке, с неизвестным сроком, неизвестными промежуточными станциями и неизвестным местом назначения. Но с Вами рядом всё время будет опытный человек, обученный проходить пороги. Где-то встречала хорошую фразу: психотерапевты – это такие медленные зануды, готовые месяцами и годами вместе с клиентом двигаться мелкими шажками, до тех пор, пока клиенту это будет нужно.
Выбор своего психотерапевта довольно интуитивно происходит. Лично мне кажется, что люди в целом выбирают очень точно — в основном, тех, кто действительно может им помочь. Как-то удивительно чувствуют, что именно этот терапевт, именно сейчас, именно с этой проблемой хорошо работает.

Иногда первый выбранный терапевт не подходит — по какому-то принципиальному несовпадению в первые же встречи. Тогда можно к другому пойти, это, в общем, нормальный процесс.

Что происходит на сессиях

На сессиях происходит разговор и случаются переживания – как у клиента, так и у терапевта. Ничего специального клиенту уметь не нужно. Не нужно уметь даже формулировать, и уж тем более не обязательно чётко представлять, где и в чём проблема. В принципе, сам факт обращения к консультанту уже достаточен для того, чтобы признать причину обращения значимой. Нужно иметь только немного честности, смелости и желания меняться. И в процессе самой обычной беседы поступает достаточно информации, чтобы выдвинуть гипотезы о причинах, проверить их и предложить варианты работы.

Что конкретно происходит? Как выглядит эта работа? По-разному. Иногда я просто слушаю. Иногда даю обратную связь «я слышу это как 1…2…3… «. Иногда рассказываю теорию. Иногда подкидываю мысли на «подумать». Иногда мы разыгрываем ситуации из жизни. Иногда используются предметы – игрушки, мебель, вещи. Иногда рисуем, иногда пишем. По-разному. У меня есть чёткое представление, что я конкретно делаю в каждый момент времени, и для чего.

В целом, все это имеет несколько главных целей:

— создать безопасное пространство для самых различных проявлений;
— обозначить границы – и терапевта, и клиента;
— быть в контакте с клиентом всё время сессии, слышать его, видеть, улавливать его чувства и эмоции;
— показать клиенту разные способы обойтись с ситуацией или проблемой, и помочь научиться им;
— восстановить цикл контакта, если он нарушен;
— дать поддержку, сочувствие, помощь – в тех рамках, в которых клиент согласен взять.

Иногда это всё происходит вообще впервые для клиента. То есть, терапевт часто бывает первым человеком, с которым стало возможно какое-то другое взаимодействие, кроме сценарного. Например, он стал первым, кто дал клиенту «потрогать» и ощутить свою границу. Или он первый, кто был рядом в момент тяжелых переживаний клиента, просто был рядом — и не разрушился, ничего не запрещал, не ушёл из контакта. После получения первого опыта клиент, наконец, понимает, что такое, в принципе, возможно, и может идти с новым знанием в жизнь. Это очень важно.

Следует также коснуться вопроса откровенности и стыда. Конечно, невозможно сразу выложить незнакомому человеку всю подноготную. Поэтому психотерапевт не «копается в жизни», он ассистирует клиенту в процессе знакомства с собой (если так можно выразиться) и в самостоятельном решении своих проблем. Он является, скорее, зеркалом, и не вносит в терапию ничего своего, никаких оценок. Степень открытости при этом определяет, конечно, клиент. И честность клиенту необходима, прежде всего, перед собой — в том случае, конечно, если нужно именно ехать, а не шашечки (т.е. решить проблему, а не выглядеть идеальным в глазах психотерапевта).

С другой стороны, клиент волен распоряжаться своими деньгами и временем специалиста в рамках сессии, и если он хочет неэффективно распорядиться – например, не говорить о проблеме вообще, а говорить о котиках; или оплатить, но не придти; или врать и изворачиваться — его право. Клиент может сопротивляться работе – сознательно или подсознательно. Часто бывает так, что решить вроде бы хочется, но включается режим «уточка из анекдота»: коне-е-ечно, но… Что тогда? Ничего. Нет, терапевт не сердится от того, что у человека не получается быстро, красиво и легко решать свои проблемы. И от того, что человек не соглашается на варианты. Было бы странно от этого как-то сердиться, ведь клиент терапевту ничего не должен, даже — взять помощь или не взять, и то он сам решает. То есть, у терапевта нет никаких ожиданий относительно клиента, он лишь готов следовать за тем, как человек проявляется, в рамках оплаченного времени и своих знаний и опыта.

Иногда клиент не хочет иной помощи от терапевта, кроме как быть аудиторией для «истерики» – и это тоже возможно. Возможно, это тот максимум помощи, который клиент может сейчас получить. Решать ему.

Консультации по Скайпу: техническая памятка

Если мы встречаемся в Скайпе, то имеет смысл заранее побеспокоиться о нескольких моментах, которые сделают общение комфортнее и помогут избежать проблем.

1. По умолчанию подразумевается, что мы разговариваем голосом с видеосвязью, поэтому Вам понадобится веб-камера и микрофон (иногда это одно устройство). Убедитесь, что всё это работает и настроено как надо. Настроить можно с помощью сайта Skype.com, там есть раздел справки.
2. Желательно использовать гарнитуру (наушники+микрофон, или просто наушники). Во-первых, это помогает сохранить конфиденциальность, во вторых — без гарнитуры собеседнику постоянно слышно «эхо» собственного голоса из колонок, что может сильно мешать. Изредка «эха» от колонок не слышно, но желательно проверить это заранее.
3. На время беседы лучше убрать мобильный телефон подальше от колонок и микрофона, могут быть резкие и громкие помехи. То же относится к открытым окнам и другим источникам шума — по возможности, изолируйте их. К котам и собакам не относится 🙂
4. Убедитесь, что скорость Вашего интернета позволяет видеозвонки с достаточным качеством. В случае, когда интернет на Вашей стороне «не тянет» и мы не можем работать, стоимость несостоявшейся консультации не возвращается. Тест скорости — вот здесь. Желательно также выключить все программы и процессы, использующие мощный трафик, закачки, загрузки и пр.
5. В комнате во время беседы не должно быть людей, кроме Вас. Это правило касается и детей, любого возраста. Оно обосновано необходимостью сохранять конфиденциальность и нежелательностью прерывания во время важных моментов в сессии. В случае, если в комнате постоянно присутствует второй человек, и нет возможности (или желания) это изменить, я оставляю за собой право отменить консультацию без возврата оплаты.
6. Желательно, чтобы в комнате было достаточно освещения, чтобы я могла Вас видеть.

Самый быстрый способ проверить всё вышеперечисленное — сделать тестовый «звонок другу» перед первой встречей. Он, кроме прочего, поможет выявить неожиданные проблемы, не описанные в этой памятке. Например, сильный фоновый шум, трещина на камере и др.

!!! Согласно законодательству РФ, записывание разговоров техническими спецсредствами (в т.ч. программами) возможно только с согласия собеседника, поэтому, если Вы хотите сделать звукозапись сессии, предупредите об этом меня до её начала.