Возможности психотерапии при высокой чувствительности к критике

Статья является дополнением к «Как воспринимать критику. Мануал«.

Жёсткое Супер-Эго, оно же Внутренний Критик.

Не буду полностью повторять уже написанную статью про Внутреннего Критика (Кулинарная книга самоедения), скажу кратко: основные задачи психотерапии здесь – это интеграция Критика в вашу психику, присвоение его и признание его функций, одновременно — выращивание ему в противовес Доброго Родителя, которым сначала будет терапевт, но потом свой Добрый Родитель появится и у вас в голове. Как правило, это минимум год работы в терапии, иногда нужно 2-3 года и более (зависит от того, насколько всё плохо вначале, от ваших ресурсов и от темпа изменений).

Психологическая травма

Некоторые травмы удачно капсулируются и не требуют помощи по многу лет, иногда всю жизнь. Отсюда пошло распространённое мнение, что к специалисту с этим идти не обязательно – заживёт, как и любая травма. Нередко так и происходит. Но это жизнь, в общем, под дамокловым мечом – ресурс-то ограничен, и в любой момент ваши текущие тяготы и стрессы могут прорвать эту капсулу.

Психотерапия, на мой взгляд, является самым эффективным и самым быстрым способом избавиться от этого дамоклова меча. Под избавлением я имею в виду проработку травмы: (упрощённо) встречу с ней, реконструкцию, проживание в безопасных условиях и с сильным ассистентом (терапевтом), признание ущерба и твёрдую опору на имеющиеся ресурсы. По срокам – если работать только над травмой, то обычно в течение 20-40 встреч уже будут заметны изменения.

Нарциссизм

Человек с нарциссическим радикалом на самом деле нуждается в адекватной критике БОЛЬШЕ, чем люди, не испытывающие с этим проблем – потому что это способ встретиться с собой-реальным и построить твёрдое внутреннее «Я» на месте пустыни. Но пока критика ранит, эта нужда обречена. В терапии как раз и происходит встреча с собой, в безопасных условиях, в отношениях с принимающим человеком, который может увидеть и принять вашу боль. Это небыстрый процесс – в зависимости от выраженности нарциссизма, может потребоваться от 1 до 4-5 лет.

Continue reading

Как выбирать психотерапевта. Мануал и инфографика

Продолжаем серию мануалов. Напомню всем читателям, что я психотерапевт с базовым медицинским образованием. В этом, тоже очень давно нужном мануале, я расскажу о том, на что обращать внимание при выборе психотерапевта, когда вы решаете начать терапию.

Вопрос этот очень важный, потому что данная сфера в России молодая, «рынок» довольно пёстрый и, к сожалению, на нём много шарлатанов и неквалифицированных людей. Поэтому неподготовленному человеку может быть трудно сориентироваться. А ошибиться очень не хочется – ведь вы собираетесь доверить психотерапевту самое ценное, что у вас есть – себя самого. Часто при этом вы находитесь не в ресурсе, вы ранены, или испытываете сложности с принятием помощи. Это дополнительно создает трудности в оценке психотерапевтов – насколько они подходят вам, безопасны, эффективны, заслуживают доверия. Надеюсь, что мои мысли на эту тему помогут вам почувствовать себя устойчивее.

Итак, есть несколько объективных критериев или характеристик, опираясь на которые, можно сформировать собственное мнение о любом психотерапевте. Критерии приблизительно одинаковы во всём мире, и Россия – не исключение, несмотря на некоторую специфику, о которой я скажу чуть позже. Отсутствие любого из критериев не делает работу с конкретным терапевтом запретной или невозможной, а самого его – плохим. Часть клиентов могут благополучно решить с таким терапевтом свои проблемы. Я, в целом, не считаю себя вправе оценивать чей-то опыт терапии с любым специалистом, в этом имеет смысл доверять только самим себе. Эта статья имеет другой фокус — помочь несведущему человеку снизить для себя риски ретравматизации, злоупотреблений, неэффективной траты времени и денег. Есть немало людей, которым это крайне важно, и они абсолютно в своём праве.

Среди критериев есть обязательные и дополнительные. Слово «обязательный» означает, что у специалиста должно это обязательно присутствовать, в том или ином виде. Это своего рода «минимальная комплектация» или же пакет гарантий, который необходим, чтобы исцеляющий процесс вообще начался.

Дополнительные критерии – это бонусы, они не входят в базу, но могут присутствовать или не присутствовать, как опция. Если они есть, то это может добавить очков выбранному специалисту, при этом, их отсутствие не влияет на безопасность и эффективность терапии.

psiho3

Начнём с обязательных критериев.

Continue reading

Мысли о психотерапии

Чем больше работаю, тем больше начинаю подозревать, что настоящая терапия происходит абсолютно независимо от того, что в данный момент говорится ртом. Исцеление идёт где-то глубоко в бессознательных слоях, совершенно игнорируя терапевтические направления и школы, сертификаты, дипломы, специализации и всю сопутствующую энтропию. И единственное, что нужно для начала исцеляющего процесса — чтобы два человека хорошо совпадали.

Всё.

Это, кстати, абсолютно объясняет тот феномен, что небезопасные и странные терапевты могут прекрасно кому-то помочь. А просто вот кликнуло, и больше ничего не было нужно.

И это объясняет также, почему собственная личная терапия и супервизия расширяют рамки помощи конкретного терапевта. А с ним просто всё больше человек могут совпадать. Потому что форма личности, требующая больших затрат энергии на поддержание, после личной терапии начинает стремиться к более простой и низкоэнергетичной. К шарообразной, например, под которую у многих есть паз и розетка.

(это и не только для терапевтов работает).

О «тёмной стороне психотерапии» — комментарий

Вот эта запись на прошлой неделе прыгала на меня из каждого утюга, и я хочу её дополнить. Мне искренне жаль разочаровывать любителей эффектных обобщений, а также тех, кто узнал в схеме себя и был рад. Но кое-что нужно сказать.

1. Близкие отношения, в принципе, все строятся частично на невротической основе, потому что их создают живые невротические люди – неважно, кто из них с терапией, а кто без. Функция терапии – вовсе не воздвигать под людьми пъедестал разочарования, с высоты которого видна «поверхностность всех текущих отношений с теми, кто не в клубе». Это уже получается не терапия, а почёсывание ЧСВ (нелечебное). А уж когда собственное прошлое вызывает чувство легкого ужаса, смешанного с неловкостью – это глубокий провал в принятии и самоподдержке, тоже не лечебный ни фига.

2. Бешенство и злость людей, которым впервые предъявляются ваши личные границы и потребности, — конечно, неприятная штука. Но большинство этих людей так реагируют не со зла, а потому что привыкли и было удобно. Люди хотят бороться за свой комфорт, так же, как и вы. Грустно, но не смертельно и в ряде случаев преодолимо, — если конечная цель не в создании Драмы, конечно. Как правило, действительно близкие отношения выдерживают проверку границами и потребностями, и постепенно могут быть отрегулированы как надо. Потому что они ценнее, чем большинство поводов для ссор.

3. Попытки стать новым человеком (что в терапии, что без неё) всегда приводят к потерям тех людей из окружения, кому этот новый человек не подходит. Это грустно, потому что нас, таких свеженьких, хороших и честных, вроде как отвергают. Есть одно «но». Пока вы были предыдущим человеком, до терапии — вы ТОЖЕ теряли всех тех людей, кому этот предыдущий человек не подходил. Это происходит постоянно. Любая версия нас кому-то не нравится, и они отваливаются, и пропадают с радаров. Не меняемся – одни отваливаются, меняемся – другие отваливаются. А новые приходят. А часть адаптируется и остаётся. Так что терапия не отпугивает от вас нехороших друзей, она лишь подсвечивает естественный процесс.

4. У вас могут обостриться отношения с партнёром (см. пункты 1, 2 и 3), но такого правила, чтобы они с высокой вероятностью закончились, нет. Не у всех людей есть проблемы с партнёрами, не у всех терапевтический запрос связан с отношениями, не у всех отношения построены на какой-то плохой базе. В целом, качественные изменения в терапии возможны тогда, когда человек может позитивно «использовать» своё окружение, и оно достаточно поддерживающее, чтобы позволить ему это. Если это правило работает – то отношения выдержат. Они же ценнее, чем большинство поводов для ссор, помните?

5. Я поняла, в чём дело. У меня просто аллергия на драму. «От вашего привычного образа жизни не останется камня на камне» — это драма. Реальность гораздо более серая и нудная: то, насколько изменится ваша жизнь, зависит от уровня ваших повреждений, от вашего запроса и от того, с какими стартовыми условиями вы пришли. Например, если у вас пограничное расстройство, при этом ваше окружение небезопасно и токсично, так как примагнитилось именно на эту «пограничность» либо даже сформировало её — тогда да, есть шансы на тотальные изменения, когда вы будете выздоравливать. Если же вы средний, обычный человек, пришли работать с самооценкой или там с тревогой, ваше окружение тоже среднее и обычное, и с работой всё в порядке, и с друзьями – ну с чего тогда «камня на камне»-то? Решите свой запрос и уйдёте с миром. Но если хочется драмы, то можно и с камнями поэкспериментировать, конечно.

6. А вот пункт про счастье комментировать не буду. Не хочу ни за кого говорить. Сами за себя говорите 🙂

16 элементов психического здоровья

Старый-престарый список элементов психического здоровья от Нэнси Мак-Вильямс (источник). Полезно время от времени сверяться, особенно если вы в терапии, и каких-то пунктов у вас пока нет. Бывает интересно видеть, как они появляются, постепенно прорастая.

  1. Способность любить. Способность вовлекаться в отношения, открываться Другому человеку. Любить его таким, какой он есть: со всеми недостатками и достоинствами. Без идеализации и обесценивания. Это способность отдавать, а не брать. Это касается и родительской любви к детям, и партнерской любви между мужчиной и женщиной.
  2. Способность работать. Это касается не только профессии. Это в первую очередь о способности создавать и творить то, что ценно для человека, семьи, общества. Людям важно осознавать, что то, что они делают, имеет смысл и значение и для Других. Это способность привносить в мир что-то новое, творческий потенциал. Подростки часто испытывают сложность в этом.
  3. Способность играть. Здесь речь идет как о прямом смысле «игры» у детей, так и о способности взрослых людей «играть» словами, символами. Это возможность использовать метафоры, иносказания, юмор, символизировать свой опыт и получать от этого удовольствие. Нэнси Мак-Вильямс приводит исследование эстонско-американского психолога Jaak Panksepp, который доказал, что игра имеет большое значение для развития мозга. Он писал, что молодые животные часто играют, используя телесный контакт, и это является важным и значимым для их развития. При этом если животным не позволить играть один день, то на следующий день они будут играть с двойным усердием. Ученый провел аналогию с людьми и сделал вывод, что возможно, гиперактивность у детей — это следствие недостатка игры. Кроме того в современном обществе наблюдается общая тенденция к тому, что мы перестает играть. Наши игры из «активных» превращаются в «отстраненно-наблюдательные». Мы все меньше сами танцуем, поем, занимаемся спортом, все больше наблюдая за тем, как это делают другие. Интересно, какие это несет последствия для психического здоровья?..
  4. Continue reading