Обо мне

Меня зовут Екатерина, мне 36 лет и я живу в Праге. Информация о моём образовании и опыте — на этой странице чуть ниже. Описание меня как психотерапевта и моего стиля работы есть вот здесь. После этого трудно что-либо добавлять, но я попробую:

У меня есть дочка, любимый мужчина и три кота. Я — инвалид, болею ихтиозом (неизлечимое кожное заболевание). Это существенная часть моей жизни, потому пишу про неё особо: тот уникальный опыт, который я прожила, привёл меня в помогающую профессию. Лучше всего об этом опыте рассказывают эта статья (Cosmopolitan, 2013 г) и вот эта статья (Wonderzine, 2016 г.).

Выгляжу примерно так: (длина волос меняется)

Социальные сети

1) блог в Живом Журнале, http://f3.livejournal.com/

2) официальная страница на Facebook, Ekaterina Sigitova Official

3) YouTube-канал, Ekaterina Sigitova

Образование

2015-present Anna Freud Center, UK, MBT (mentalization based therapy)
2013-2017 Univerzita Karlova v Praze, 1. lékařská fakulta, Psychiatrická klinika, докторская степень по психологии
2012-2015 Московский гештальт-институт, I-II ступень (группа Нечипоренко-Нугмановой)
2012 Казанская государственная медицинская академия, сертификационный цикл по наркологии
2011-2012 Казанский государственный медицинский университет, интернатура по терапии
2006 Казанская государственная медицинская академия, сертификационный цикл по психотерапии
2004-2006 Казанская государственная медицинская академия, ординатура по психиатрии
1998-2004 Казанский государственный медицинский университет, специальность «врач общей практики»

Накопленный опыт

Обучение: общая медицина — 11607 часов, психиатрия — 3456 часов, наркология — 576 часов, психотерапия — 1728 часов, гештальт-терапия — 472 часа (цифры из дипломов и сертификатов)
Личная терапия: около 400 часов (10 лет с небольшими перерывами)
Супервизия: около 220 часов
Клинические часы (консультирование клиентов и пациентов, психотерапия): около 3 тыс. часов
Преподавание и научная деятельность: около 1 тыс. часов.

Есть ещё пара важных вещей обо мне. Я ЛГБТ-friendly. Что это значит? У меня есть собственная история инаковости, изоляции и непонимания, осмысленная и проработанная. Я очень хорошо знаю, насколько важно чувствовать, что другой человек принимает вас целиком, воспринимает любые ваши особенности просто как факты, с доброжелательным любопытством и теплом. Поэтому я стараюсь давать именно это ощущение клиентам, а не пытаться исследовать причины, и уж тем более, не «лечить» то, что является частью вашей идентификации.

Также я fem-friendly. Если вы — феминистка и вам важно, чтобы потенциальная терапевтка понимала ваше мировоззрение и проблемы, знала все термины и явления без пояснений, была в курсе происходящего в фем-среде и в мире на эти темы – вы можете на это рассчитывать.

Чтобы записаться на консультацию или задать мне вопрос, лучше использовать почту: katya ГАВ sigitova.ru


Отзывы клиентов, закончивших терапию

  (Новые отзывы добавляются снизу)


Я действительно счастлива, что однажды решилась начать работать с Екатериной. За несколько месяцев нашего общения я смогла с ее помощью проделать по-настоящему большой путь, стать взрослей, начать понимать себя, свои реакции, открыто смотреть на проблемы, начать проговаривать все свои желания, а не надеяться на телепатию окружающих.
И самое главное для меня открытие: личные границы. Мои и окружающих. То что их можно просто взять и построить. В уже имеющихся отношениях. Отодвинуть на метр кого-нибудь и задышать свободно. Начать думать о себе, а не угождать окружающим.
Очень приятно работать с человеком, которому можешь доверять, который не давит, просто мягко направляет и помогает понять себя — для меня это был очень полезный опыт, который помог мне измениться в лучшую сторону и начать жить просто обычной нормальной человеческой жизнью без бесконечных переживаний обо всем.
Спасибо огромное!
Полина


Обратилась к Кате с проблемой прокрастинации. Не могла даже справиться со стиркой, вместо этого лежала и смотрела сериалы, при этом душила себя чувством вины. Катя помогла вырваться из замкнутого круга, научила распознавать признаки дефицита внутренних ресурсов и восполнять их самостоятельно, не доводя больше ситуацию до абсурда. На терапию ушло меньше года, в результате я, спустя пару месяцев после окончания сеансов, самостоятельно, без чьей-либо помощи, нашла работу и полностью реорганизовала свою жизнь. Со времени терапии прошло около двух лет. В моей жизни, конечно, есть проблемы, как в жизни любого из нас. Однако для меня больше не представляет сложности встать и сделать что-то, что мне хотелось бы, лишь потому, что я не могу. Мне бывает лень, как и всем. Но я теперь сама решаю, позволять себе лениться или нет. Если я хочу, я делаю, даже если лень. Если я не хочу или не могу — я теперь способна это осознавать. Я сама теперь отвечаю за баланс между количеством моих ресурсов и количеством задач, за которые я отвечаю.
Катю рекомендую всем как очень поддерживающего и понимающего терапевта. Она не осудит вас, а примет таким, какой вы есть. Искренне, потому, что верит, что все люди имеют право на разное счастье. Будет соблюдать все оговоренные ограничения в работе. Пунктуальна, не уходит от ответов на сложные вопросы. Соблюдает этический кодекс психотерапевта. Казалось бы, простые вещи. Но до работы с Катей я пыталась работать с двумя терапевтами плотно и с одним шапочно, и результат был, мягко говоря, не очень. Катин приоритет — инсайты клиента, в результате которых улучшается жизнь клиента. Катя не оспаривает эти инсайты, даже если лично ей они неприятны, она каждый раз лишь будет уточнять, что клиент чувствует, чтобы клиент не ошибся, действительно ли ЭТО ведет его к гармонии и счастью. Приоритет моих предыдущих терапевтов — желание продемонстрировать клиенту собственную правоту, подвести клиента к готовым ответам, слушание в режиме “да, но”.


Я обращалась к Екатерине Сигитовой в очень сложный момент моей жизни, когда на меня навалились проблемы одна за одной. Екатерина помогла мне правильно расставить приоритеты и решать их по мере необходимости. Кроме того, были решены вопросы медикаментозного лечения (без назначения антидепрессантов). Просто наводящими вопросами мне было дано понять, что сильные препараты должны назначаться специалистами.
Нелли.


We did not work with Katya for a long period of time but I can assert that she is the most professional psychologist I have ever worked with.
Maxim


Екатерина работала со мной в самое тяжелое для меня время, когда я не могла сама справиться с ситуацией и просто была в отчаянии. Было тяжело все — и приходить, и рассказывать, и вспоминать, и переживать это. Но Катя очень поддержала меня, позволила, оперевшись на нее, найти опору в себе. Она работает мягко, бережно, очень этично, с большим уважением к клиенту. Она хороший человек и настоящий гуманист. Выражаю ей огромную благодарность за работу со мной, она просто спасла меня тогда.
Мария


Имя Екатерины Сигитовой мне принес онлайн ресурс со страницы одного из моих друзей. Меня заинетересовал ход мыслей и взглядов этого специалиста. Я нашла персональную страницу Екатерины и прочла все доступные популярные статьи автора. Поскольку я осознаю наличие проблем в своем психологическом состоянии, то обратилась к Екатерине за помощью.
Встречи были онлайн. С одной стороны, я предпочитаю общение с психотерапевтом без вовлечения каких бы то ни было средств связи. С другой стороны, в связи с проживанием на разных континентах, это было бы непреодолимым препятствием для осуществления таких встреч вживую на регулярной основе.
Что понравилось в работе с Екатериной больше всего:
1. Конкретизация. На первой встрече я расскзала о своих проблемах. Мы выделили небольшую задачу с которой можно начать, чтобы посмотреть как пройдет онлайн встреча и будет ли работать такой формат терапии для меня. Для меня это оказалось очень важно, т.к. обычно я начинаю пробусковывать именно на этом этапе и не знаю с чего начать.
2. Внимательность. Екатерина очень тонко чувствует собеседника. Замечает малейшие ньюансы изменния мимики и голоса. Екатерина схватывает проблемы, мучающие на момент сессии, моментально. Проговаривает их, что помогает мне взглянуть на них со стороны. Обычно она так точно видит (ретранслирует) мои проблемы, что поправок с моей стороны практически не требуется. Опять же, проговаривание не один раз помогает мне взглянуть на проблему чуть со стороны. Что было важно для меня, что Екатерина помнит все именно то, что было сказано мной на прошлых сессиях (нет ощущения, что ты один из или тебя путают с другим клиентом).
3. Границы. Екатерина держит беседу в рамках темы, т.е. не дает растечься мысли по древу, а очень корректно возрващает в русло заданной тобой же задачи, отделяя разговор о всех твоих вселенских проблемах от заданной, над которой работаем здесь и сейчас. Проработав одну проблему, можно вернуться к косвенно затронутой, но не раньше. Завершенность и выполненность задачи улучшает мою самооцеку.
4. Детализация. Екатерина предлагает выбрать как действовать в момент начала или в разгар кризиса. Простые решения, но которые блокируются сознанием, когда ты, собственно, уже в кризисе или он вот-вот разовьется. Небольшая алгоритмизация действий освободила часть моей энергии и времени для более продуктивной жизнедеятельности. Для меня было крайне важно, что по прошествии сеансов я могу по составленными шагам проработать проблему и восстановить себя самостоятельно хотя бы
частично. До этого я зацикливалась на тревожных мыслях, что отнимало все мои силы, энергию и время. Это зацикливание изнуряло. Со мной стратегия, предложенная Екатериной, срабатывает. Мне удается выйти из зацикливания достаточно быстро теперь и я в состоянии идти к намеченной цели с наименьшими для себя потерями.
5. Стратегия. Небольшие домашние задания помогли обдумывать детально сложившуюся ситуацию. Обсждение задания на следующей сессии помогало понять, что именно работает для меня. Повторное проговаривание помогло мне осознавать, где иммено основная проблема для меня и как совладать с ней моими силами и с доступными мне средствами.
Мне кажется, что при существующем обилии информации, время от времени нужен грамотный практик с медицинским образованием, специализирующийся в области психотерапии, который сможет сузить этот поток информации, идентифицировать проблему и помочь сконцентрироватья на шагах по решению именно твоей проблемы. Для меня Екатерина Сигитова именно такой специалист. Мне очень понравилось работать с Екатериной Сигитовой. Нейтральная и, в то же время, вовлеченная (нет ощущения, что равнодушно взирает с Олимпа на простых смертных), она помогла с определеним стратегии по решению моих проблем за короткое время. Поскольку мы с ней проработали только малый пласт моих задач, то буду обращаться к ней еще, т.к. хочу улучшить качество своей жизни и быть в согласии с самой собой.


С Екатериной я познакомилась благодаря Фейсбуку и блогу, который она ведёт. Из блога я узнала, что Екатерина занимается в том числе и консультированием по теме лишнего веса. Надо сказать, что работа с Екатериной — мой первый опыт психологического консультирования. Во многом её блог и, особенно, манера излагать мысли стали причиной того, что я впервые решила обратиться за психологической помощью в борьбе со своими «лишними» килограммами.
В процессе консультаций я рассказывала о своих переживаниях касательно своей проблемы. Екатерина активно слушала, поддерживала, сопереживала. Общаться с ней было достаточно легко, однако, я не сразу поняла, что это я должна задавать тон беседе, поэтому иногда мне было сложно раскачаться. В целом я ощущала себя комфортно и чувствовала, что могу говорить о чем угодно, не натыкаясь на осуждение , то есть, было ощущение полной безопасности.
Екатерина помогла мне увидеть и понять на чем строится моя проблема. Точнее, на чем строится её решение. Благодаря Екатерине, я нашла новые (или обнаружила старые, спрятанные) стратегические пункты, определяющие моё самовосприятие: моё отношение к своему телу, отношение окружающих — каким оно мне видится, и каким оно может быть на самом деле, моё отношение к людям с пышными формами. Новые идеи сели в моей голове, чтобы дать вектор новому способу мышления. Это помогло мне научиться принимать себя в большей мере, и постепенно, уже по окончании консультаций, перенастроило отношение к двигательной активности. Я считаю, что работа Екатерины продолжается и после окончания периода консультаций, так как спустя какое-то время прорастают идеи, заложенные в процессе работы.
То, что говорила Екатерина в ответ на мои рассказы звучало убедительно, обнадеживающе и очень логично. Иногда она преподносила информацию в форме шутки. Такой стиль ведения консультации действовал очень эффективно: даже спустя почти год, я часто вспоминаю слова Екатерины и, как маленькие мантры, они помогают мне в ситуациях, когда я снова рискую впасть в омут неприятия себя и своего тела.
После консультаций я убедилась в том, что обращение к специалисту со своими психологическими проблемами может вдохнуть в человека новые силы. Это часто именно то, что нам нужно. Я бы с радостью рекомендовала Екатерину, как хорошего специалиста, который действительно помогает.


Екатерина со мной работала в течение примерно полугода по скайпу. Я пришла даже без сформулированной толком проблемы, скорей с запросом «что-то тут не так». Несколько занятий потребовалось на то, чтобы сформулировать проблему и разделить на части — тут самооценка, тут отношения, тут страх. Екатерина задает правильные вопросы, заставляя думать над ситуацией и анализировать реакции и поведение. От нее я, например, узнала, что некоторые эмоциональные отклики, казавшиеся мне неудобными/неправильными, совершенно нормальны. Мне понравилась ее неинвазивность — когда я отказалась осуждать одну тему, пусть по мнению психолога и релевантную, Екатерина не стала настаивать, и мы объехали проблему со стороны — на качестве терапии это не сказалось.
Немножко о результатах: я разобралась с вопросом правильности и уместности своих эмоций, выдохнула от неудачых отношений, убедилась в ценности здорового эгоизма и центральности своей фигуры в своей же собственной жизни, подправила адекватность своей самооценки и получила множество полезных знаний и даже навыков работы над собой. Поэтому готова порекомендовать Екатерину как проницательного, умного, эффективного и неинвазивного специалиста, по крайней мере в случае наличия похожих проблем.
Анастасия


У меня было 10 встреч с Екатериной.
До этого я работала с 3мя разными психоаналитиками, поэтому могу немного сравнивать. Мне понравилось, что с Екатериной очень легко формулируется, как будто в воздухе висит невербальная помощь.
Я щедро замахнулась на 3 темы, мы успели проработать 2, и, возможно, я когда-нибудь еще вернусь.
И что самое было необычное, работа произошла довольно легко, после каждого часа было ясно, куда идти дальше.
В конце 10ой встречи Катя провела процесс «присваивания» мной моих результатов, я с таким раньше не сталкивалась, и вы не представляете, как это помогло, и как это непохоже на все прошлые консультации.
Я искренне рекомендую Екатерину!
Ольга


Для меня помощь Екатерины как психотерапевта была с самого начала и остается огромной. Я в психотерапии 4 года — когда-то регулярными встречами, когда-то разовыми, иногда с большими перерывами — и я знаю, что это довольно серьезно изменило меня, сделало более сильной, спокойной и осознанной.
Екатерина очень сильный и системный специалист, она мгновенно оценивает ситуацию и даже в самые острые и болезненные моменты быстро понимает, как помочь — и помогает. Когда мы работаем постоянно — я чувствую, как двигаюсь вперед и как много она для этого делает, когда мы встречаемся разово — я каждый раз получаю ту помощь, за которой я прихожу. Я много читала отзывов людей, работавших с разными психологами, когда они жалуются, что нет эффекта и есть ощущение “поговорили ни о чем” — это не про этого специалиста совершенно точно, я всегда за единичную встречу получаю как минимум путь к решению, если не само решение.
Для меня очень важно, что Екатерина работает в очень бережном, понимающем и поддерживающем стиле. У меня никогда не было ощущения провокации, непонимания, осуждения. Я знаю, что чтобы я ни рассказала — я получу столько поддержки, сколько мне нужно сейчас и это несколько раз вытаскивало меня из очень сложных ситуаций.


У меня небольшой опыт работы с Екатериной – 2 или 3 встречи.
Основную терапию я прохожу у другого терапевта. Но у меня появилась потребность поработать с некоторыми очень личными женскими темами.
Мне нужно было обсудить это именно с женщиной-терапевтом.
Я выбрала Екатерину, потому что мне давно нравились ее тексты. В общем, сами тексты были теми редкими текстами о психологии, личном опыте на русском языке, которые оказывали на меня терапевтический эффект.
Мне также важно было работать с психологом с феминистскими взглядами.
За те две-три сессии, что у нас были, мне удалось, по крайней мере, нарушить молчание, которое окружало мои очень болезненные переживания. Я благодарна Екатерине за вопросы, которые помогали мне говорить; за то, что она слушала меня без оценок. Я искала безопасное пространство, и я его нашла. И я благодарна за то, что я могу обратиться еще, когда почувствую, что мне это необходимо, и я готова.


Обратился к Екатерине в кризисный период жизнь после расставания с молодым человеком из-за которого я впал в глубокую депрессию, все шло коту под хвост, обострились прочие проблемы, которые сопровождали меня на протяжении всей жизни, но до этого мне как-то удавалось подавлять их в себе. Дошло до того, что я не мог выходить из дома, готовить себе еду и элементарно ухаживать за собой, практически впал в состояния овоща, прекратил контакты с окружающим миром и забросил учёбу.
Наша терапия длилась чуть меньше года и за это время Екатерина помогла мне осознать, разобраться и избавиться от многих внутренних противоречий ( некоторые из них: большое количество комплексов, неуверенность в себе, проблемы в отношениях с семьёй, страх будущего, страх общества, склонность к пессимизму, страх отношений и самого себя, ощущение бессмысленности всего, которое преследовало меня не первый год, недоверие к людям, ощущение одиночества )
Научился принимать и понимать себя, находить внутреннюю поддержку в тяжёлые периоды, адекватно воспринимать окружающий мир и свое место в нем ( вовсе не тёмное и безрадостное место, полное злых и далёким сущностей )
Не могу сказать ничего плохого по поводу Екатерины как специалиста, в голову приходит только хорошее.
Квалифицированность, деликатность, чуткость и внимательность, долготерпение и доброта. Непредвзятый подход, открытое новому сознание, незамутненное догматизмом, корридорным мышлением и желанием излечить «бедолагу». Вы никогда не услышите, как это бывает у некоторых терапевтов, что вы неправильный, больной, у вас такие и такие отклонения и вас нужно исправлять и подводить под модель «нормального» человека. Екатерина искала индивидуальный подход к моему лечению, принимала меня таким, какой я есть, спрашивала, чего бы я сам хотел и каким я вижу конечный результат нашего лечения, а затем представляла разные способы достижения этих целей, периодически корректировала наши сеансы в соответствии с моими ощущениями и желаниями, всячески поддерживала и направляла. Учила не только избавляться от проблем, но и жить с ними с наименьшим дискомфортом для себя и окружающих.
Спасибо вам большое, за то, что вытащили меня из тёмного чулана, где я сам и заперся 🙂
Евгений


Я бывший алкоголик, работала с Екатериной Сигитовой почти год (с апреля по март). Во время и после окончания терапии наблюдала ощутимый скачок в своем личностном развитии. Я стала тверже стоять на ногах, научилась опираться на себя, перестала перекладывать вину на других, появилась ответственность за свои поступки, укрепились личностные границы, улучшились отношения с близкими, я стала гораздо более уверенной в себе, более устойчивой эмоционально. Очень рекомендую Катю как чуткого и внимательного человека и блестящего профессионала. От души благодарю, Катя!


Екатерина очень грамотный специалист!
Я обратилась к ней, когда была в жуткой депрессии,у меня не было смысла жизни, мне не нравилась моя внешность.
Екатерина долгое время рабокала со мной, мне очень понравилиск её сеансы! Действительно качественный специалист. Я нисколько не жалею, что меня направили именно к ней. Хочу поделиться результатами её работы. У меня исчезла депрессия вообще, то есть её сеансы РЕАЛЬНО мне помогли-это не просто слова. Я посмотрела на себя с новой стороны,обрала уверенность в себе. У меня сейчас депрессия не появляется вообще. Более того, я сейчас успешно веду свои дела, все это заслуги Екатерины. Честно, если бы она не помогла в тот момент,то я не знаю, что бы я делала. Я всегда с нетерпением ждала нашего сеанса, с Екатериной было очень приятно разговаривать, слушать её советы, проходить тесты! Хочу ей сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!от всего моего сердца, я очень рада, что проходила лечение именно у неё, а не у кого-то другого. Теперь я всем говорю, что психологи помогают) Либо девочки советуются: идти ,не идти? Я говорю однозначно- идти!


Если Вы были у меня в терапии и хотите написать отзыв, присылайте его на katya (ГАВ) sigitova.ru, т.к. автоматическая форма отправки срабатывает, к сожалению, не всегда 🙁 Публикуются все присланные отзывы, без редактуры и фильтрации.


Консультирование и терапия — общее

Здравствуйте, меня зовут Екатерина Сигитова. Мне 36 лет, живу в Праге. Я — психотерапевт, с базовым медицинским образованием (психиатрия и наркология). Чтобы записаться на консультацию, напишите мне письмо на katya ГАВ sigitova.ru. Стоимость консультации 2500 чешских крон, остальные детали — ниже.

Если вы ищете психотерапевта, то возможно, вам будет полезно немного узнать о моём стиле работы и обо мне в этой роли. У меня также есть страница с отзывами клиентов, закончивших психотерапию.

Формальные сведения о моём образовании, часах учёбы, супервизии и личной терапии есть тут по ссылке.

Вот здесь я написала вкратце о том, что происходит на консультации и что вообще представляет собой психотерапия, какие у неё цели и т.д. (вторая часть записи). А вот здесь можно задать мне вопрос и почитать ответы на вопросы других людей.

С чем ко мне часто обращаются

— личные границы
— проблемы с внешностью, дисморфофобия
— расстройства личности (в т.ч. нарциссизм)
— созависимость и контрзависимость
— расстройства пищевого поведения (в т.ч. анорексия)
— аутоагрессия
— проблемы с мамой (в т.ч. деструктивная, доминантная или психически больная мать)
— травма
— тревога
— депрессия
— гендерная дисфория
— … и т.д.

Сеттинг и стоимость консультаций, 2018 г.

Я принимаю очно в г. Праге, или по Скайпу. Стоимость одной встречи — 2500 чешских крон по курсу на день платежа. В среднем, в начале каждого года стоимость встречи индексируется на 5-7% в соответствии с инфляцией.

Продолжительность встречи — 50 минут. Для тех, кто планирует встречи по Скайпу, у меня есть техническая памятка, прочитайте её, пожалуйста.
Переносы сессий более чем за сутки — допустимы с сохранением оплаты, менее чем за сутки — без сохранения оплаты.
Если Ваш запрос — терапевтический, то первые 3-5 встреч я предлагаю сделать диагностическими и установочными. После них Вы и я сможем принять решение о заключении контракта на длительную работу.
Оптимальная частота встреч — раз в неделю, но это не жёстко, можно обсуждать и менять в обе стороны.
В своей работе я руководствуюсь Этическим кодексом психотерапевта, своими знаниями и опытом, а также, еженедельно прохожу супервизию. Контакты моих супервизоров и этической комиссии клиенты могут получить в любой момент, по запросу.

Методы, которыми я работаю: гештальт-терапия, психодинамическая терапия, терапия с опорой на ментализацию (МБТ) и немного когнитивно-поведенческая терапия (КБТ). Обычно работаю синтезом методов в зависимости от контекста и от потребностей клиента.

Если у вас остались какие-то вопросы, вы можете их задать, и я обязательно отвечу. Напоминаю адрес для писем: katya ГАВ sigitova.ru


Мой стиль работы

Во-первых, я лучше работаю с долгосрочными, терапевтическими запросами (т.е. требующими глубинных изменений), чем с разовыми и кризисными запросами. Это работа с травмой, работа с нарциссизмом, пограничным расстройством, внутренним критиком, личностными изменениями и многое другое. Долгосрочной считается работа длительностью от 6 мес. (т.е. 20 и более встреч)

Во-вторых, в моём стиле работы есть характерные черты. Например, я очень заботливый и довольно опекающий терапевт. У этого есть как плюсы, так и минусы. Основной плюс в том, что люди, которым нужно много деликатности, бережности и условий, это получают. А ежовых рукавиц, давления, подталкивания, провоцирования и пр. – не получают. Основной минус в том, что замедляется темп развития, так как клиент делает самостоятельно меньше, чем мог бы. Так что, если вам нужен в первую очередь бодрый темп изменений и ощущение постоянного вызова, то это не ко мне.

Также я много думаю, анализирую и размышляю, т.е. использую интеллектуально-когнитивный инструментарий. У этого тоже есть плюсы и минусы. Плюс: интеллектуалы(ки), у которых преобладает рациональное, или есть трудности с чувствами и эмоциями, будут чувствовать себя в своей тарелке и смогут эффективно брать помощь. Минус: если ваша ведущая проблема – именно эмоции, либо ваш ведущий «язык» — чувства и, например, тело, — то вам может быть некомфортно, сложно, будет ощущение непонимания и продвижения не туда, куда вы хотите.

В-третьих, у меня есть опыт работы врачом-психиатром, и это важно. Если у вас есть какой-то диагноз (биполярное расстройство, СДВГ, Аспергер, депрессия, пограничное расстройство или психоз, а также любое телесное заболевание) – это не будет для меня чем-то пугающим, а будет обычной частью жизни. Пациентов таких я беру в терапию наравне с остальными, и умею с ними работать (разными методами, которые зависят от конкретного диагноза и ваших личных целей). Ещё это значит, что если ваше состояние начало требовать психиатрического лечения, то я это замечу и скажу вам. Также я готова к контакту с вашим лечащим врачом, если это будет нужно, и могу общаться на врачебном языке. Минус: вы не сможете у меня лечиться в медицинском смысле (лекарства и пр.), потому что если я беру вас в терапию клиентом, то останусь только в роли терапевта.

Есть то, что так или иначе делает почти любой терапевт, поэтому я тут ничем отличаться не буду. Но всё-таки, напишу эти пункты, вдруг вы их ищете. Итак, я:

— обычно строю терапию на диалоге, то есть, и я, и клиент активно участвуем в работе в течение сессии;
— не даю личной информации о себе, очень мало присутствую в терапии как человек со своим опытом, даже если клиент этого захочет (конкретно в этом тексте меня много, но в терапии такого не будет);
— не привожу в пример других клиентов и пациентов, даже если у них были очень похожие проблемы;
— жёстко слежу за границами работы, а также за своими и клиента границами в контексте терапии;
— объясняю, как работает та или иная методика, если клиенту важно понимать, что происходит (кроме случаев, когда избыток понимания мешает самому процессу – их не так уж много);
— настаиваю на постановке собственных целей клиента в начале работы, и ставлю на первый план именно их, а не чьё-либо (в т.ч. своё) видение. Убеждена, что в вашей терапии именно вы эксперт, а не я, и не кто-то третий;
— не использую произошедшее в сессии для своих статей и блога, даже в обобщённом виде, даже смешное или полезное;
— не использую провокативные методы, гипноз, НЛП, расстановки, магию и шаманизм (хотя некоторые моменты работы могут так выглядеть);
— прислушиваюсь к замечаниям и претензиям клиентов по поводу моей работы, супервизирую свои ошибки и стараюсь уменьшать ущерб, если он есть;
— охотно делюсь своими теоретическими и практическими знаниями по теме запросов клиента, если ему/ей это нужно;
— не буду поддерживать цели и задачи, направленные клиенту во вред (естественно, скажу об этом открыто);
— не буду лечить то, что не болит;
— периодически супервизирую всех, кроме отказавшихся клиентов (да, можно отказаться и тогда я не буду представлять на супервизию ваш случай);
— обязательно беру в работу и учитываю терапевтические отношения (между клиентом и мной), так как считаю это важной частью лечения;
— внимательно наблюдаю за всем, что происходит в сессии (это не только речь клиента, но и жесты, поведение, внешний вид, перерывы, тон, оговорки, настроение и проч.);
— при запросе на длительную работу предоставляю типовой контракт на 5 страницах, в котором максимально подробно описаны все условия и важные моменты терапии.

Повторюсь, всё это совершенно типично для психотерапевтов большинства направлений, и ничего особенного тут нет.

Вы также можете почитать отзывы моих бывших клиентов, в основном они подтверждают то, что написано выше.

Надеюсь, эта информация помогла вам определиться. Если хотите связаться со мной, то это легко сделать через почту katya ГАВ sigitova.ru


Вопрос-ответ

Здесь публикуются мои ответы на вопросы посетителей сайта, в том числе, о психотерапии.

1. Добрый день!
Вопрос по причинам лишнего веса, который у меня с детства и от которого я не могу избавиться. (к 36 годам накопила лишние 30 кг.) Меня недавно осенило, что одной из причин переедания и, как следствие, лишнего веса, могло стать исполнение детской мечты… Я помню, как мы с сестрами, ложась спать, часто мечтали о том, что будем делать, когда вырастем. Я говорила, что буду каждый день покупать себе мороженое и пирожное и есть их сколько хочу. В принципе, мечта моя осуществилась. Но, о ее последствиях я тогда и не думала. Вопрос: возможно ли, что причина переедания кроется в этом, и как убрать эту «установку»? Буду очень благодарна за ответ.

Ответ: Возможно, причина в этом. Но я не сторонник «убирания» установок: когда-то они были очень нужны, некоторые из них помогли нам снизить тревогу и даже просто выжить. Поэтому установку можно достать из её насиженного места, как следует рассмотреть и скорректировать, если она больше не актуальна. А потом вставить обратно. Как будет звучать «новая редакция», по Вашему мнению?

2. Психологическая зависимость: давлю прыщики, зная что нельзя так делать. Но прям кайф ловлю от этого, успокаивает. Последствия печальны, налицо (простите за каламбур) Может, гипнозом меня?

Ответ: Навязчивое выдавливание прыщей может быть как симптомом обсессивно-компульсивного расстройства (т.е. это невроз), так и иметь в основе широкий спектр психологических причин. Например, это может быть привычным способом наказывать себя за что-то. Или таким образом выражается подавленный гнев. Или же это аутоагрессия. Самостоятельно найти причины такой привычки и «убрать» её вряд ли возможно, я рекомендую обратиться к психотерапевту. Нужно внимательно изучить, как в Вашей жизни обстоит дело с потребностями, желаниями, поведением. Затронуть тему детских травм и непрожитых обид и т.д.

3. С одной стороны, есть какие-то ништяки, которые у меня не складываются. В частности, мужчины нет долго. И, наверное, надо что-то менять в себе, раз «я что-то делаю не так» и мой нынешний стиль и образ жизни «не работают». Но в то же время я «люблю себя такой, какая есть» и меняться не хочу. И в этом вижу противоречие. Что делать?

Ответ: Я слышу в вопросе одновременно и желание изменений, и сопротивление им. Это называется «амбивалентность». Интересно, что обоснование состояния «не складывается» у Вас сразу же оборачивается против Вас же самой: «я что-то делаю не так», «ничего не работает». Будто бы Ваш стиль, образ жизни и действия – и Вы в целом – всё это не ценно само по себе, а только как средство для достижения цели (появления партнёра для отношений, или чего-то другого), и если эта цель не достигнута, то себя необходимо изменить, хоть и не хочется. Так ли это верно? Попробуйте задать себе вопрос: чего конкретно Вы хотите для себя, а не для этой цели?

4. У меня вопрос про природу чувства вины. Почему у одних оно напрочь отсутствует, а у других цветет буйным цветом и всячески мешает спокойно жить?

Ответ: Природа, вероятно, в детстве и в той среде, в которой человек рос. Изначально чувство вины детям не свойственно: они начинают ощущать себя виноватыми после того, как это будет оттранслировано другими – например, родителями. К сожалению, для многих родителей вина является способом сделать ребёнка более управляемым (ещё для этого часто используется стыд). Из этих детей вырастают взрослые, которые пытаются быть очень удобными для окружающих и причины любых событий видят в том, что они «плохие».

5. Стала замечать, что с возрастом становлюсь более категоричной: если раньше в неприятных для меня ситуациях, в частности, замечая, когда собеседник врёт или не по-доброму прикалывается над кем-то, я могла промолчать и сделать вид, что не вижу этого, то сейчас не стесняюсь делать замечания. Понятное дело, собеседникам это не нравится и мне не раз уже говорили, что я стала жестокой и категоричной.
Я чувствую, что не хочу возвращаться к прежней ситуации и продолжать молча соглашаться со всем, что вижу и слышу, но порой задумываюсь, правильно ли я поступаю? Ведь изменить этих людей я не смогу, а вот свести отношения на нет – запросто.

Ответ: Возможно, эти изменения связаны с тем, что ты стала разрешать себе занимать больше места в мире, больше слушать себя и свои потребности. Это закономерно не нравится окружающим, для которых долгие годы ты была «социально удобной».
Или же у тебя проявился «воспитательный запал»: желание обязательно вывести обманщика/шутника на чистую воду, указать ему, что он не прав. Чтобы понять, правильно ли ты делаешь, попробуй ответить себе на вопрос: какую свою задачу ты решаешь с помощью этих замечаний? Может, нужно продолжать её решать? Прервать отношения всегда успеется.

6. Катя, привет! Вопрос несколько сумбурный, но попробую его сформулировать.
Я читала в нескольких источниках, что у человека есть некоторый заданный эмоциональный фон. В жизни могут случатся радостные и трагичные события, в этом случае на короткий промежуток времени настроение улучшается или ухудшается, но потом приходит в норму, на тот самый заданный уровень. Если это правда, то я бы определила свое обычное эмоциональное состояние как минорное — неудовлетворенность, грусть, беспокойство. При том, что внешне все благополучно, здоровье в порядке, в т.ч. гормоны, которые могли бы повлиять на эмоциональное состояние. Казалось бы, живи и радуйся. А не получается. Постоянно пытаюсь себя «взбадривать» — юмором, искусством, общением с жизнерадостными людьми. Но кажется, что это только лечение симптомов, без устранения первопричины. Можно ли каким-то образом повысить этот эмоциональный уровень так, чтобы он не скатывался обратно? Или это как темперамент: родился меланхоликом — живи в хандре?

Ответ: Хм, я бы попробовала для начала понять, зачем повышать свой эмоциональный фон? Кому это нужно? Если лично себе, потому что в привычных эмоциях плохо – это одно. А если окружающие предъявляют претензии к «недостаточной позитивности», то это скорее проблемы окружающих, а не Ваши. Вообще, сниженный эмоциональный фон может быть как признаком депрессии, так и просто временным состоянием. Если у него нет объективных причин, возможно, имеет смысл проконсультироваться у специалиста или пойти на психотерапию: возможно, есть какие-то «дрейфующие» в психике основания для плохого настроения, и они вполне поддаются проработке.

7. Как искать своего психотерапевта?

Ответ: Основных пути два. Первый — спрашивать рекомендаций у тех, кому Вы доверяете в оценке (например, у человека сходные с Вашими проблемы были и ему кто-то конкретный очень помог). Второй – искать самостоятельно: почитать о разных направлениях (гештальт, психодрама, транзактный анализ, когнитивно-бихевиоральная терапия, психоанализ, системная семейная терапия и пр. — их много), потом выбрать то, которое кажется ближе. В гештальте, в котором работаю я, много внимания уделяется чувствам и эмоциям клиента, и контакту. В транзактном анализе – основой является модель Ребёнок + Родитель + Взрослый. В психоанализе идёт большая работа с бессознательным, терапевт в основном слушает и минимально активничает на сессии. И так далее.
Выбрав направление, можно будет выбирать конкретного человека — ходить по сайтам, смотреть отзывы и фотографии, смотреть, что человек о себе пишет, и какими словами. Следует избегать терапевтов, обещающих быстрый эффект, новую жизнь или гарантирующих решение проблем. Терапия – это путешествие по неизвестной реке, с неизвестным сроком, неизвестными промежуточными станциями и неизвестным местом назначения. Но с Вами рядом всё время будет опытный человек, обученный проходить пороги. Где-то встречала хорошую фразу: психотерапевты – это такие медленные зануды, готовые месяцами и годами вместе с клиентом двигаться мелкими шажками, до тех пор, пока клиенту это будет нужно.
Выбор своего психотерапевта довольно интуитивно происходит. Лично мне кажется, что люди в целом выбирают очень точно — в основном, тех, кто действительно может им помочь. Как-то удивительно чувствуют, что именно этот терапевт, именно сейчас, именно с этой проблемой хорошо работает.
Иногда первый выбранный терапевт не подходит — по какому-то принципиальному несовпадению в первые же встречи. Тогда можно к другому пойти, это, в общем, нормальный процесс.

8. У меня есть ощущение, что оперативная память моего мозга занята какими-то посторонними задачами (не моими и непонятно чем вообще). Например, я порой отслеживаю, что ни о чем особенном не думаю, а голова чем-то серьезно занята. Из этого еще и рассеянность/забывчивость вырастают — на всякие мелочи места в памяти не хватает. Это можно как-то исправить? Проблем в жизни ттт не наблюдается, из детства почти ничего не тянется (а что есть, я сама осознаю и работаю).

Ответ: Если под «осознаю и работаю» имеется в виду прохождение терапии, то часто в процессе терапии у человека случается мощная «перестройка основ»: как компьютер, дефрагментирующий диск, в этот период психика может тормозить, многое забывать и быть сильно загруженной даже в периоды абсолютного безделья. Исправлять это не требуется, так как процесс рано или поздно закончится. Достаточно быть внимательным и принимающим «включённым наблюдателем».

9. Если в какой-то момент психотерапевт начинает раздражать, вот прямо как родная мама или училка, и очень четкое ощущение, что она не по делу, прямо как мама кудахчет? И никакого выхлопа от терапии уже не ощущается? Это сопротивление и надо было фигачить дальше, или можно сепарироваться и пойти уже самостоятельно жить? Я в такой момент ощутила, что, пожалуй, терапия вряд ли что-то еще существенное даст и решила ее прервать (после трех что ли лет с этим психотерапевтом, ну и до нее еще несколько лет разной терапии было). И почувствовала потрясающую свободу и наконец приняла свои несовершенства в взаимоотношениях с другими людьми (что не замужем, что нету бойфренда, что forever alone и прочее), перестала биться об стену «вот как бы завести уже отношения с помощью терапии хотя бы». И живу почти год уже без терапии (но и без отношений). Если из всего этого сформулировать вопрос, то — что это было, на ваш взгляд?

Ответ: По-моему, это был мощный перенос, и последующая сепарация одновременно от мамы и от терапевта. Это очень крутой итог терапии, хоть и сделанный немного резковато, в форме подросткового бунта. Хотя, возможно, по-другому Вы бы сделать это не смогли. В принципе, сейчас уже можно возвращаться в терапевтические отношения, если хочется – с новыми запросами, например.

10. Здравствуйте Катя!
Вопрос про психосоматику и границы: у меня трескаются и шелушатся пальцы в качестве реакции на стресс или на нарушение моих границ. Совсем избегать стресса не получается, однако трещин избежать очень хотелось бы. Полгода все было отлично, а два месяца назад началось опять и ничегошеньки мне не помогает. Перепросмотр событий предшествующих не помогает. В общем, пока я писала, появился дополнительный вопрос: как отстаивать свои границы и как понять где уже они, а где еще нет? Спасибо!

Ответ: Хм, такое ощущение, что Ваши границы сейчас находятся на уровне Ваших пальцев, т.е. прямо на коже, а не снаружи неё. Попробуйте понять, почему так получилось? Не запаздываете ли Вы с защитой своих границ или с их обозначением – так, что внешнее воздействие встречает «сторожевой пост» только уже на уровне тела? Давно ли так сложилось? Что можно сделать, чтобы это изменить? Эти же вопросы помогут и понять, где именно находятся границы, и в какой момент нужно начинать их отстаивать.

11. Здравствуйте, Катя. С удовольствием Вас читаю. Вопросов у меня масса, я, наверное, даже хотела бы стать вашим клиентом-пациентом. У меня страшные проблемы с самооценкой и с отношениями с мужчинами. Даже не знаю, с какого конкретного вопроса начать. Но то, что мне нужна помощь специалиста — это однозначно. Сейчас я дошла до той точки, что решила провести остаток жизни одна, потому что так проще, хотя по факту это очень тяжело. Мне 43 года, детей нет, за плечами 2 брака, естественно, неудачных. Вот пока так. Сложно как-то задавать вопросы незнакомому человеку.

Ответ: Здравствуйте. В Ваших словах много бессилия и боли, я чувствую какую-то безнадёжность, и исходящее из этого желание «избежать мучений» – провести остаток жизни в одиночестве, потому что «так проще». А кому проще, и действительно ли это будет проще? У каждого решения есть свои «за» и «против», и последствия поспешного решения могут быть тоже мучительны. Разобраться в себе может, действительно, помочь психотерапия.

12. Что происходит на Ваших психотерапевтических сессиях?

Ответ: На сессиях происходит разговор и случаются переживания – как у клиента, так и у терапевта. Ничего специального клиенту уметь не нужно. Не нужно уметь даже формулировать, и уж тем более не обязательно чётко представлять, где и в чём проблема. В принципе, сам факт обращения к консультанту уже достаточен для того, чтобы признать причину обращения значимой. Нужно иметь только немного честности, смелости и желания меняться. И в процессе самой обычной беседы поступает достаточно информации, чтобы выдвинуть гипотезы о причинах, проверить их и предложить варианты работы.
Что конкретно происходит? Как выглядит эта работа? По-разному. Иногда я просто слушаю. Иногда даю обратную связь «я слышу это как 1…2…3… «. Иногда рассказываю теорию. Иногда подкидываю мысли на «подумать». Иногда мы разыгрываем ситуации из жизни. Иногда используются предметы – игрушки, мебель, вещи. Иногда рисуем, иногда пишем. По-разному. У меня есть чёткое представление, что я конкретно делаю в каждый момент времени, и для чего.
В целом, все это имеет несколько главных целей:
— создать безопасное пространство для самых различных проявлений;
— обозначить границы – и терапевта, и клиента;
— быть в контакте с клиентом всё время сессии, слышать его, видеть, улавливать его чувства и эмоции;
— показать клиенту разные способы обойтись с ситуацией или проблемой, и помочь научиться им;
— восстановить цикл контакта, если он нарушен;
— дать поддержку, сочувствие, помощь – в тех рамках, в которых клиент согласен взять.
Иногда это всё происходит вообще впервые для клиента. То есть, терапевт часто бывает первым человеком, с которым стало возможно какое-то другое взаимодействие, кроме сценарного. Например, он стал первым, кто дал клиенту «потрогать» и ощутить свою границу. Или он первый, кто был рядом в момент тяжелых переживаний клиента, просто был рядом — и не разрушился, ничего не запрещал, не ушёл из контакта. После получения первого опыта клиент, наконец, понимает, что такое, в принципе, возможно, и может идти с новым знанием в жизнь. Это очень важно.
Следует также коснуться вопроса откровенности и стыда. Конечно, невозможно сразу выложить незнакомому человеку всю подноготную. Поэтому психотерапевт не «копается в жизни», он ассистирует клиенту в процессе знакомства с собой (если так можно выразиться) и в самостоятельном решении своих проблем. Он является, скорее, зеркалом, и не вносит в терапию ничего своего, никаких оценок. Степень открытости при этом определяет, конечно, клиент. И честность клиенту необходима, прежде всего, перед собой — в том случае, конечно, если нужно именно ехать, а не шашечки (т.е. решить проблему, а не выглядеть идеальным в глазах психотерапевта).
С другой стороны, клиент волен распоряжаться своими деньгами и временем специалиста в рамках сессии, и если он хочет неэффективно распорядиться – например, не говорить о проблеме вообще, а говорить о котиках; или оплатить, но не придти; или врать и изворачиваться — его право. Клиент может сопротивляться работе – сознательно или подсознательно. Часто бывает так, что решить вроде бы хочется, но включается режим «уточка из анекдота»: коне-е-ечно, но… Что тогда? Ничего. Нет, терапевт не сердится от того, что у человека не получается быстро, красиво и легко решать свои проблемы. И от того, что человек не соглашается на варианты. Было бы странно от этого как-то сердиться, ведь клиент терапевту ничего не должен, даже — взять помощь или не взять, и то он сам решает. То есть, у терапевта нет никаких ожиданий относительно клиента, он лишь готов следовать за тем, как человек проявляется, в рамках оплаченного времени и своих знаний и опыта.
Иногда клиент не хочет иной помощи от терапевта, кроме как быть аудиторией для «истерики» – и это тоже возможно. Возможно, это тот максимум помощи, который клиент может сейчас получить. Решать ему.

13. Моя проблема в следующем — постоянное чувство тревожности. Нервы на пределе, как говорится. Деньги, здоровье, безопасность — постоянная «измена», как говорится. Плюс раздражительность внезапная — могу вспылить с партнерами по бизнесу, считая, что они ничего не делают для развития. А еще в плюс к этому — лень. Знаю, что надо заниматься физическими упражнениями, даже одно время ходил в тренажерный зал. А теперь постоянно ищу отмазки — «нет денег», «я с похмелья», «я устал» и т.п. Хотя пузо начало расти уже. Забил на все движухи, которыми раньше активно занимался — волонтерство, политическая деятельность и т.п. Единственный энергетик, который хоть как-то подстегивает — слабый алкоголь (пиво, красное вино) и сигареты. Но это деструктивная тема, я сам это понимаю. С чего начать, чтобы изменить ситуацию?

Ответ: По описанию у меня ощущение, что есть проблема с внутренними ресурсами психики: их не хватает не только на внешнюю деятельность – волонтерство, спортзал, и прочее – но даже и на поддержание себя в равновесии. Так случается со всеми нами, обычно это состояние связано с предшествующими большими «расходами» ресурса. Избыточная раздражительность может говорить о подавляемой агрессии, или об астении (в том числе, о повышенной чувствительности к любым воздействиям после перенесённой травмы, например). А базовая высокая тревожность будет высокой до тех пор, пока сохраняются «угрозы», внешние или внутренние. Если это не вполне обычное для тебя состояние, то, возможно, со временем всё это придёт к норме.

* * *

Задайте свой вопрос!