Тест на уровень депрессии А.Т. Бека

Читать дальше


Тест на созависимость

Читать дальше


Существует множество статей и инструкций, касающихся важного вопроса — как не стать жертвой травли. Пишутся списки того, что нужно делать и чего не нужно делать; проводятся исследования «стимулов», на которые реагирует толпа, пишутся «рекомендации по избежанию…» и проч. и проч. Всё это прекрасно, и в таких материалах бывает много полезного. Только одно там лишнее. Фокус ответственности во всех подобных текстах — на жертве (чем не угодила, что не сделала, как ошиблась) и советы даются только жертве, остальных участников схемы — как будто бы вообще не существует.

Между тем, жертва травли никогда сама не принимает решение о её начале. Даже если в её поведении есть виктимные элементы, даже если есть провокации. Травлю всегда начинает – и поддерживает — кто-то снаружи, в толпе. И я думаю, что нужно написать мануал для «толпы» – для всех ролей, на которые раскладывается группа при возникновении травли. Пусть он станет «рекомендацией по избежанию» — для тех, кто готов поместить фокус ответственности за свои поступки в правильную точку. На себя. Возможно — для тех, кто уже имел опыт участия в травле или наблюдения за травлей. А также, для тех, кто чувствует в себе «что-то не то», и хочет это поменять. Для тех, наконец, кто достаточно смел и устойчив, чтобы признать в себе это «не то», и хочет посмотреть в бездну, которая там, внутри. Вряд ли таких людей будет много, но мануал всё равно должен быть. Потому что так — правильно.

Погружаемся?

1. Небольшой, но важный ликбез

Слово «травля» в русском языке изначально было термином, относящимся к классической охоте, и обозначало это слово преследование зверя сворой собак.  В дикой природе есть взаимодействия, которые тоже можно назвать травлей – это всегда акт или серия актов группы против одного. Да и в целом в этом явлении много «животного», поэтому его исследование проводится, в числе прочих специалистов, этологами.

Изучение травли как явления в человеческих коллективах (хейзинга, моббинга, буллинга) началось довольно поздно, в 70-х гг., хотя само явление существовало, думаю, столетия. Поэтому накопленная база знаний не сказать, чтобы очень большая, и всё ещё происходят революционные открытия, ставящие ранее известные схемы с ног на голову.

Определение травли в его современном понимании включает следующие обязательные признаки:

— повторяемость;
— умысел;
— превышение количеством;
— агрессию.

Считается, что Читать дальше


В понедельник 63-летний актёр и комик Робин Уильямс был найден мёртвым в своем доме в Калифорнии. Он повесился. По информации от его представителя, Робин много лет страдал от депрессии, алкогольной и наркотической зависимости. Согласно официальным данным, у него было диагностировано биполярное расстройство, а также, у него уже были суицидальные попытки.

Вчера я поучаствовала в бурной дискуссии на эту тему, и решила по итогам написать отдельный обобщающий пост. Он будет про то, как связано всё то, что перечислено в заголовке, так как это знание такого рода, которое никому не помешает, а многим, к сожалению, может даже и понадобиться.

Итак, общественное мнение на сегодня таково, что алкоголизм хоть и считается болезнью, но при этом люди, которые им страдают, сильно стигматизированы. Быть алкоголиком или быть родственником, другом алкоголика — стыдно, мерзко, неприятно. Алкоголизм скрывают, о нём не принято разговаривать иначе как с осуждением. В быту его называют «пагубной привычкой» или «пагубным пристрастием», подразумевая свободный выбор человека. Алкоголизм считается «болезнью социальных низов», алкоголики «опускаются» и всё такое прочее. То же самое и с другими тяжёлыми зависимостями.

Как же оно на самом деле? Хороший вопрос. В науке уже несколько десятилетий зависимости не рассматриваются по отдельности. Было проведено много исследований, в которых выявилось, что зависимостям сопутствует некая группа личностных черт, которые идут одним «кластером». Было сделано предположение, что первична не зависимость, а эта группа черт, которую тогда назвали «зависимой личностью». Среди типичных выявленных черт и особенностей были выделены три главных:

— ощущение себя как слабого и неспособного «бороться с жизнью», беспомощного
— ощущение Другого как сильного, способного взять ответственность и ресурсного
— непреодолимая потребность в тесных отношениях с кем-либо/чем-либо для выживания.

Эти три «отправных пункта» ведут к развитию целого веера более мелких черт и особенностей, таких как: Читать дальше


«Хватит ныть!»

Сложные периоды в жизни бывают у всех. И все справляются по-разному: кто-то переводит злую энергию в действие; кто-то часами лежит в одной позе, переживая и мучаясь; некоторые идут «в люди» и разговаривают о своих проблемах, прося сочувствия и обычного человеческого участия. И вот тут-то внезапно оказывается, что этот ценнейший ресурс окружающие не всегда готовы выдавать по запросу.

Удивительно, но факт – человека, который не может очень быстро восстановиться после потрясения и стать «как новенький», а раз за разом продолжает искать поддержки – окружающие быстро записывают в жалобщики, не особенно вдаваясь в детали. И тогда живые реакции прямо на глазах превращаются в штампы: «возьми себя в руки», «сколько можно ныть», «это неконструктивно», «нужно встать и начать что-то делать».

Инвалиды и люди с тяжёлыми заболеваниями, наверное, знают все эти лозунги наизусть. Ещё они, как никто, знают, что на принятие ситуации требуется время и силы. И если причина неустранима и «вернуть, как было» невозможно, то и переживания тоже продолжаются, и поддержка нужна годами. Но как же быть, если просишь, а не дают? И не просто не дают, а ещё и запрещают просить. Почему?

Читать дальше