Психотерапия и законы рынка

Многие люди воспринимают психотерапию и терапевтов через призму законов рынка, и ведут себя соответственно. Неминуемо возникают конфликты, основанные на несовпадении ожиданий. Общий вектор обычно бывает примерно такой:

— А почему бы терапевту ещё раз не ответить на мои вопросы обо всём, что он уже написал на сайте? Почему бы не посчитать для меня стоимость встречи в моей валюте? Почему бы не вести со мной диалог там, где удобно мне и тогда, когда удобно мне? Зачем мне утруждаться и искать что-то на сайте, в Гугле и т.д.? Это терапевту ведь нужно продать мне свои услуги, вот и пусть рассказывает по десять раз в день. Небось, не переломится!

Хочу внести ясность, основываясь на опыте не только личном, но и пары десятков коллег (именно об этом пока ещё не написано научных статей с доказательной базой, так что коллективный опыт – наш единственный источник).

Так вот.

В психотерапии не работают законы и феномены рыночной торговли («услуга», «обслуживание», «продать», «реклама» и пр.), как бы ни хотелось многим людям думать обратное. По всему выходит, что психотерапия (и любая другая терапия, кстати) – это не простая услуга, это помощь, хоть у неё и есть определённые свойства услуги.

Психотерапевт не продаёт сервис или результат, он продаёт время, помноженное на мастерство. Фактически, клиенты (или страховая компания, или клиника) оплачивают терапевту определённый процент его жизненных потребностей, чтобы он об этом больше не беспокоился, и мог обратить всё своё внимание, опыт и искусство на то, чтобы на 100% быть с конкретным клиентом, помогая ему. Как правило, размер получившейся помощи не очень-то поддаётся измерению деньгами, даже если точно известно, сколько их заплачено и когда. Поэтому всё, что возникает в процессе терапии – включая результаты, жизненные изменения, решение проблем, терапевтические отношения, тепло, близость и пр. – это не покупка по чеку, а бонусная надстройка, возникшая из желания двух людей встретиться. У хорошего, проработанного, мастеровитого терапевта такая надстройка является скорее правилом, чем исключением – что позволяет людям приходить именно за ней и платить, заранее ещё точно не зная, выйдет ли что-нибудь.

Понятно, что никакой маркетинг и законы рынка к этой надстройке совершенно неприменимы, хотя и очень хочется применить, «прижать к ногтю».
Возвращаясь к теме «А почему бы терапевту не…?».

Годы и тысячи часов консультирования безжалостно показывают, что человек, рассматривающий оплату сессии в рыночном ключе и требующий от терапевта полного обслуживания в самом начале первого контакта, с точно такой же позицией и придёт потом в терапию. И будет ждать полного обслуживания там, потому что «уплочено». А терапия так не работает, там нужны сочетанные усилия двоих. Если один из двоих считает, что он уже внёс 100% своего вклада в работу деньгами, а дальше пусть второй вокруг прыгает – терапия не сложится. С годами такие заходы начинают чувствоваться «на подлёте», и происходит отсев. Чтобы не попасть в такой отсев по незнанию – имеет смысл подумать и, возможно, пересмотреть кое-что с учётом написанного выше.

Есть одно исключение.

Иногда ожидание обслуживания является частью запроса или проблемы клиента. Терапевты, которые работают с такими проблемами и с таким спектром нарушений, как правило, уже умеют это учитывать и относятся к такому поведению с пониманием. Есть определённые способы отличить таких клиентов от остальных, и дать им то, чего они сами взять не могут. Почти во всех других случаях (их подавляющее большинство) – это не «не могут», а «не хотят», т.е. самое обычное желание сервиса, выраженное как жизненная позиция «я деньги плачу, поэтому мне все должны».

Всё это не значит, что хороший терапевт забрался такой на отвесную скалу и там сидит, принимая только тех, кто смог к нему залезть. А кто не смог – идите нафиг, слабаки. Ну нет, конечно. Это значит только то, что обслуживание и поддержка потенциальных клиентов происходят в тех пределах, в которых они действительно нужны, и не больше. Достаточно тонкий момент, каждый профессионал выбирает эту точку баланса сам/а. Кто-то будет вам объяснять всё, включая номера трамваев, на которых вы можете доехать до офиса, — а кто-то не будет повторять уже написанное на сайте, а просто даст вам ссылку. А кто-то третий вообще не станет отвечать на письмо «нужна консультация срочно позвоните света». Психологические центры, собственно, даже нанимают специальных людей, чтобы они всё это разгребали и предоставляли сервис.

И все они — правы.

Безусловно, это лишь частное мнение, и вы вольны с ним не соглашаться, не учитывать его и гнуть свою линию. Не забудьте только про одну важную вещь: от того, как вы ищете, сильно зависит, кого вы найдёте.

Достаточно востребованные терапевты почти не занимаются обслуживанием. От них можно ожидать ответов на естественно возникающие вопросы и минимально необходимой информации для встречи, и всё. Это вызвано и занятостью, и пониманием, что нянчиться не терапевтично, и желанием работать с достаточно мотивированными людьми.

Недостаточно занятые или очень добрые терапевты, конечно, могут начать отвечать абсолютно на все ваши вопросы, пересказывать уже имеющуюся на сайте информацию, пересчитывать за вас курс валюты, узнавать часы работы банка, считать разницу часовых поясов, кормить вас грудью и проч. и проч. Они, в общем-то, не опасны, с большинством из них всё в порядке.

Но есть ещё и третья категория – те, кто действует жёстко по законам рынка, впаривая, продавая и облизывая потенциального клиента сколько тому вздумается, потому что иными способами их терапию не продвинуть, она нежизнеспособна сама по себе. Среди них обязательно есть не только пустозвоны, но и вредители. Увы.

В современной терапии по интернету «рыночный» подход стал очень популярен, и со стороны «продавцов», и со стороны «покупателей». Конечно, виртуальная среда сильно влияет, но и мотивов для подобной достройки стало вокруг много. Со стороны клиентов, например, «рыночность» терапии — это один из понятных способов управления и контроля, в условиях, когда этих способов остро не хватает. Так что какое-то время мы ещё с этой путаницей проплаваем.

Как выбирать психотерапевта. Мануал и инфографика

Продолжаем серию мануалов. Напомню всем читателям, что я психотерапевт с базовым медицинским образованием. В этом, тоже очень давно нужном мануале, я расскажу о том, на что обращать внимание при выборе психотерапевта, когда вы решаете начать терапию.

Вопрос этот очень важный, потому что данная сфера в России молодая, «рынок» довольно пёстрый и, к сожалению, на нём много шарлатанов и неквалифицированных людей. Поэтому неподготовленному человеку может быть трудно сориентироваться. А ошибиться очень не хочется – ведь вы собираетесь доверить психотерапевту самое ценное, что у вас есть – себя самого. Часто при этом вы находитесь не в ресурсе, вы ранены, или испытываете сложности с принятием помощи. Это дополнительно создает трудности в оценке психотерапевтов – насколько они подходят вам, безопасны, эффективны, заслуживают доверия. Надеюсь, что мои мысли на эту тему помогут вам почувствовать себя устойчивее.

Итак, есть несколько объективных критериев или характеристик, опираясь на которые, можно сформировать собственное мнение о любом психотерапевте. Критерии приблизительно одинаковы во всём мире, и Россия – не исключение, несмотря на некоторую специфику, о которой я скажу чуть позже. Отсутствие любого из критериев не делает работу с конкретным терапевтом запретной или невозможной, а самого его – плохим. Часть клиентов могут благополучно решить с таким терапевтом свои проблемы. Я, в целом, не считаю себя вправе оценивать чей-то опыт терапии с любым специалистом, в этом имеет смысл доверять только самим себе. Эта статья имеет другой фокус — помочь несведущему человеку снизить для себя риски ретравматизации, злоупотреблений, неэффективной траты времени и денег. Есть немало людей, которым это крайне важно, и они абсолютно в своём праве.

Среди критериев есть обязательные и дополнительные. Слово «обязательный» означает, что у специалиста должно это обязательно присутствовать, в том или ином виде. Это своего рода «минимальная комплектация» или же пакет гарантий, который необходим, чтобы исцеляющий процесс вообще начался.

Дополнительные критерии – это бонусы, они не входят в базу, но могут присутствовать или не присутствовать, как опция. Если они есть, то это может добавить очков выбранному специалисту, при этом, их отсутствие не влияет на безопасность и эффективность терапии.

psiho3

Начнём с обязательных критериев.

Читать дальше

Мысли о психотерапии

Чем больше работаю, тем больше начинаю подозревать, что настоящая терапия происходит абсолютно независимо от того, что в данный момент говорится ртом. Исцеление идёт где-то глубоко в бессознательных слоях, совершенно игнорируя терапевтические направления и школы, сертификаты, дипломы, специализации и всю сопутствующую энтропию. И единственное, что нужно для начала исцеляющего процесса — чтобы два человека хорошо совпадали.

Всё.

Это, кстати, абсолютно объясняет тот феномен, что небезопасные и странные терапевты могут прекрасно кому-то помочь. А просто вот кликнуло, и больше ничего не было нужно.

И это объясняет также, почему собственная личная терапия и супервизия расширяют рамки помощи конкретного терапевта. А с ним просто всё больше человек могут совпадать. Потому что форма личности, требующая больших затрат энергии на поддержание, после личной терапии начинает стремиться к более простой и низкоэнергетичной. К шарообразной, например, под которую у многих есть паз и розетка.

(это и не только для терапевтов работает).

Подборка высказываний психологов и психотерапевтов о флешмобе #яНеБоюсьСказати

Подборка публичных высказываний психологов и психотерапевтов о флешмобе #яНеБоюсьСказати. Чтобы никому не было обидно, подборка сделана в алфавитном порядке. Формат: фамилия, имя, цитата, ссылка на полный текст высказывания, если есть.

Внимание тем, кто участвовал во флешмобе! Некоторые высказывания могут вас задеть. Пожалуйста, не читайте подборку, если не уверены в своих силах.

Внимание авторам высказываний! Некоторые из вас пишут мне гадости, угрозы и просто требования удалить цитату. Пожалуйста, имейте в виду, что информацию об этом я обязательно добавлю к вашему высказыванию.

Все цитаты и ссылки присланы читателями. Подборка постоянно дополняется. Пожалуйста, оставляйте ссылки на новые высказывания в комментариях, или присылайте на почту. Цензуры и отбора нет, добавляю всё по мере сил. Спасибо! Приятного чтения.

Читать дальше

Терапия людей с особыми потребностями

Ответ на присланный вопрос:

Несколько лет назад у меня диагностировали неизлечимое заболевание — состояние, при котором зрение неминуемо ухудшается. Это дало толчок развитию множества страхов: страха перед будущим, перед любыми, даже самыми простыми, задачами, перед общением с незнакомыми людьми и проч. Сейчас я рассматриваю психотерапию как один из способов со всем этим справиться, но опять же боюсь, в первую очередь, потому что не знаю, чего именно от нее ожидать. Не могли бы вы описать в самых общих чертах, как строится работа психотерапевта в подобных случаях? Я читала у вас в жж, как обычно проходят консультации — сейчас же мне интересно, существуют ли какие-то особенности терапии с инвалидами и, если да, в чем именно они заключаются.

У терапевтической работы с людьми с особыми потребностями, действительно, есть специфика. Она заключается в том, что кроме «стандартных» запросов про себя и окружающих (условно стандартных, конечно – так как все люди уникальны и их запросы тоже) – красной нитью через всю терапию проходит тема болезни/инвалидности. По сути, жизнь многих таких людей – это постоянная, неочевидная другим, борьба. Попробую перечислить то, что имеет смысл учитывать терапевту в связи с этим (немало!). Буду писать от имени клиента, чтобы не усложнять падежи и пр.

    1. Степень принятия и интеграции болезни. Промежуточные фазы: отрицание, гнев, торг, депрессия. Болезнь как часть меня, как то, что сделало меня таким, какой/ая я есть. Принятие другими людьми (в т.ч. близкими) моей болезни и меня вместе с ней.
    2. Стыд за болезнь и за её последствия, в т.ч. физические и социальные ограничения, внешний вид, психические особенности и потребности. Стыд близких людей за мою болезнь и моя реакция на это.
    3. Вина за болезнь и за её последствия, в т.ч. физические и социальные ограничения, внешний вид, психические особенности и потребности. Вина за своё «неудобство» для других. Попытки компенсировать эту вину. Вина близких людей за то, что они здоровы, а я нет, и моя реакция на это.
    4. Ощущение себя уродом, неполноценным, дефектным и пр. Ощущение, что другие люди считают меня уродом, неполноценным, дефектным и пр., и моя реакция на это.
    5. Зависть к здоровым людям или к тем, кому легче. Переживание того, что некоторые вещи никогда не будут такими, как у них.
    6. Отвращение к себе или к проявлениям болезни. К самой болезни. Отвращение других людей или возможность такого отвращения, моя реакция на это.
    7. Ощущение своей непривлекательности или непригодности для отношений в связи с болезнью или её последствиями (любые отношения – в т.ч. дружеские).
    8. Глубокое проживание своих отличий от других людей – как изнутри, так и обработка «входящих сигналов», говорящих об этих отличиях.
    9. Ощущение себя хуже других из-за болезни, недостойной, плохой. Поиск причин этого ощущения. Моя реакция на подобные сообщения или действия от других (например, дискриминацию).
    10. Всё, что связано с телом и его изменениями, связанными с болезнью. Принятие тела, любовь к нему, забота и учёт его особенностей, секс, еда, физиология. Понимание, что тело не плохое/негодное, оно просто другое.
    11. Работа с социальным прессом: поиск настоящей себя среди множества установок и ожиданий общества от человека с такой болезнью. Трудности следования своим потребностям. Реакция на вторжения и избыточную заботу/контроль от других, в т.ч. близких.
    12. Страхи и тревоги, связанные с болезнью, своей беспомощностью, взаимодействием с другими людьми, зависимостью и пр.
    13. Если болезнь не врождённая (и иногда, даже если врождённая) – то проработка травмы от неё, заживление ран, опора на ресурсы, построение «линии времени» в будущее.
    14. Копинг-стратегии и внутренняя картина болезни. Психообразовательная работа о том, как бывает и как может быть. Коррекция вредных и болезненных стратегий.

Очень много всего. Думаю, этот перечень далеко не полный, а из полного вполне может выйти целая книга. Кстати, такой подход может работать и в случае любой другой значимой темы в жизни клиента или пациента, которая связана с его самоощущением, идентичностью и которая проникает во все сферы его жизни. Если у меня есть читатели, которые имеют дело с такими темами, — попробуйте примерить эти 14 пунктов на себя, заменив слово «болезнь» на своё. Ну как? Есть что-то общее?

Что же касается чисто технических особенностей работы, например, с незрячим человеком, или с человеком в инвалидной коляске, или с глухим (так тоже бывает!) — то тут всё намного проще: конечно, терапевт не будет предлагать незрячему порисовать, а человеку на коляске — встать и походить. Терапевт обязательно подстроится к особенностям любого пациента, к тому, что ему доступно, а что нет, и будет это всегда учитывать в своих интервенциях. Ну, хороший терапевт это делает просто по умолчанию для всех.